Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
12:07 

И так, прошу поприветствовать мой первый за 2 месяца фик

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Автор: [Мастер добрых дел]
Фандом: Rock Of Ages
Название: You’re candle in the window
Жанр: романс
Рейтинг: R
Размер: миди
Персонажи: Дэннис Дюпри/Лонни Барнетт
От автора: Я не мог не написать хоть что-то. Каждый, кто видел фильм, меня поймет. И да, я давно ничего не писал, надеюсь не разучился.
Дисклеймер: Все не мое, а рок - навсегда! \m/

Ночная прохлада была спасением от ужасной жары, царившей в Лос-Анжелесе уже месяц. Только вот те, кому приходилось ночевать на улице, не слишком были рады холодному ветру.
"Надо же было так тупо упустить свою сумку!" — убивался Лонни.
Он пытался унять кровь, которая текла у него из носа. Из-за длинных волос в темном переулке какие-то идиоты приняли его за девушку и попытались отнять сумку с немногочисленными пожитками Барнетта. Естественно без боя тот не дался, но деньги и вещи они все равно забрали, так что о мотеле даже речи не шло. Что делать дальше было не особо ясно, поэтому Лонни просто гулял по улицам Лос-Анжелеса, рассчитывая на удачу. Уж она никогда Барнетта не подводила. Да, даже если учитывать то, что его совсем недавно обокрали.
Что вообще занесло в Лос-Анжелес Лонни? Конечно же рок'н'ролл! Нет, он не искал славы на сцене, музыкальным талантом жизнь его обделила, да Барнетт и не жаловался никогда на это. Он только хотел быть ближе к бурной жизни большого города, отрываться на концертах, быть свободным. Только вот поиски работы рискуют стать экстренными, потому что не очень-то хотелось оставаться на улице.
Огни ночного города ослепляли, а жизнь кипела во всю. Это опьяняло. Казалось, словно что-то зовет Лонни. Это были до боли знакомые звуки. Звуки, в которые хотелось окунуться на всю ночь и проснуться истерзанным толпой. Это были звуки рок-концерта. Именно в ту ночь Барнетт впервые увидел клуб "The Bourbon Room".
— Черт подери!... — вырвалось у него.
Он не раз слышал записи, сделанные именно здесь, в "Bourbon". Да и какой фанат рока не слышал?! На входе толпа народу, а денег на билет не было, но Лонни знал, что он попадет туда. Неважно как.

— Эй, босс!
Хозяина клуба "The Bourbon Room", который стоял облокотившись на стойку, окликнул бармен. Деннис лениво повернулся к нему.
— Вы как-то тухло выглядите, — заметил его подчиненный. — В клубе толпа народу!
— Да, как и каждую ночь до этого, — безразлично ответил Дюпри. — Налей мне виски.
Он проследил, как бармен поставил перед ним стакан и плеснул туда виски.
— Двойной, — добавил Деннис, которого неудовлетворило количество жидкости в стакане.
Бармен, не пререкаясь, налил еще. Хозяин клуба повернулся к стойке и взял стакан, намереваясь отпить.
— С вас 7,20.
Дюпри замер со стаканом возле рта и, нахмурившись, посмотрел на своего подчиненного.
— Это была шутка, босс.
Деннис тремя глотками выпил содержимое стакана и вернул его на стойку.
— Я буду у себя, — сказал он и ушел.
С настроением у хозяина клуба "TheBourbonRoom" в эту ночь было не очень. Он вообще толком не помнил, когда его настроение последний раз было радостным. Ни выпивка, ни веселая толпа, ни даже музыка, каждую ночь игравшая в его клубе, не улучшали ситуацию. Деннис, без сомнения, сразу бы определил причину, если бы хоть раз решил задуматься об этом. Но он не хотел.
Дюпри зашел в свой кабинет, который периодически являлся для него еще и спальней, вытащил из ящика стола на две трети пустую бутылку бурбона и решил углубиться в бумажки и подсчеты. Это бесило Денниса не хуже, чем споры с агентами по телефону, но хотя бы помогало отвлечься от всего остального и сосредоточиться на цифрах. Когда содержимое бутылки подходило к концу, громкая музыка снизу стала чуть тише, а цифры уже начали мутнеть, то Дюпри понял, что засыпает. Но остановить это никак не мог, поэтому уснул прямо там, где был.
Это было опрометчиво, без сомнения, но Деннису было наплевать. Единственное, что удивило его рано утром, так это то, что никто не стал его будить. Видимо, побоялись. Да, настроение у хозяина клуба было очень недружелюбным последнее время.
Деннис второй раз определил, что уже утро, и все-таки поднял голову со стола, чтобы оглядеться. Спина болела нещадно после пяти-шести часов сна в подобном положении.
«Пройдет», — решил для себя Дюпри, потягиваясь.
Такой же день, как и всегда. Но он был не прав, этот день был другим. Хотя бы потому, что в его кабинете на диване мирно спал абсолютно незнакомый Деннису мужчина с длинными черными волосами.

Удача явно решила смилостивиться над Лонни в эту ночь, у дверей черного хода не было не то что охраны, но и даже работников клуба. Тихо Барнетт проскользнул внутрь знаменитого «The Bourbon Room», пытаясь сориентироваться в темных коридорчиках. Он дважды чуть не нарвался на мексиканцев, которые быстро везли большие кеги с пивом. Один раз он едва не столкнулся нос к носу с официанткой. Как уже было сказано, удача благоволила Лонни этой ночью. Кругом царила полнейшая суета, так что работники клуба не успевали даже отвлечься на забредшего в служебные помещение мужчину.
Барнетт шел на шум толпы и звуки рока и спустя пару верных поворотов он все-таки оказался на танцполе «Bourbon». Волна адреналина прошла по венам, Лонни всем своим естеством впитывал дикую атмосферу, которая царила вокруг. Это было то самое, что он искал. Зачем он приехал в Лос-Анжелес.
— Хотел бы я остаться здесь жить, — сказал Барнетт, но звуки его голоса поглотила толпа.
— Даешь рок! — крикнул он и толпа поддержала его.
Это было оно. Лонни мгновенно влился в эту безумную толпу, словно бы бывал здесь уже сотни раз. Абсолютно незнакомые люди угощали его выпивкой, здесь каждый был своим. Хотелось, чтобы ночь никогда не заканчивалась, но она лишь летела все быстрее. До сих пор Барнетт не может толком вспомнить, каким образом он забрел в кабинет Денниса, но там он нашел именно то, что искал — удобное место для сна, где и вырубился почти мгновенно. Это достаточно интересное совпадение можно было тоже назвать удачей Лонни Барнетта, которая уверенно вела его через жизнь.

— Ты кто, мать твою, такой? — хрипло выговорил Деннис и встал со своего кресла.
Он подошел к незваному гостю и толкнул того в плечо. Через пару таких толчков мужчина зашевелился и открыл глаза.
— Доброе утро, — злобно поприветствовал незнакомца Дюпри.
— Уже утро? — поинтересовался пришелец.
— Кто ты, и что ты делаешь у меня в кабинете? — спросил Деннис.
Наконец сознание полностью вернулось к Лонни и он резко сел, о чем быстро пожалел. Выпитый ночью алкоголь ударил по голове болью.
— Я… э… — неуверенно начал Барнетт, оглядываясь.
Он определенно все еще был в клубе «Bourbon». А передним похоже стоял хозяин этого самого клуба.
— Я тут… спал, — закончил Лонни.
— Я это заметил, — ответил Деннис. — Но у меня тут не мотель, так что…
— Я хочу здесь работать, — вдруг оборвал его Барнетт.
Это на несколько секунд выбило Дюпри из колеи.
— Ты что, очередной музыкант, который мечтает о сцене? — задал привычный вопрос хозяин клуба.
— Ну, если вам нужны музыканты, то это не ко мне, — отмахнулся Лонни. — Я могу делать любую другую работу. Ну, там, мусор выносить, полы мыть, ящики таскать, ну или чего там еще нужно…
Дюпри смотрел на этого пришельца и почему-то не мог злиться, как это выходило у него во всех других случаях. Он вздохнул и отошел к столу.
— Ладно. Если хочешь работу, то сходи вниз, умойся, а потом заполни вот это, — Деннис вытащил из ящика бумагу.
— Вы возьмете меня? — радостно удивился Барнетт.
— Посмотрим. Как тебя зовут?
— Зовите меня Лонни, босс, — улыбнулся он, вставая с дивана.
И сразу же быстро направился к выходу из кабинета.
— Я тебя еще не принял! — крикнул ему вслед хозяин клуба.
«Примет», — был уверен Барнетт. Госпожа Удача любит его.
А Денниса что-то заставило слабо усмехнуться. Он даже не заметил, что сделал это впервые за неделю.

Лонни казалось, что сбылось то, зачем он гнался, приехав в большой город. Он не только работал в рок-клубе, но и жил там же. Ему удалось уговорить Дюпри и теперь Барнетт стал вторым жильцом «Bourbon». Коллеги удивленно смотрели на новенького, спрашивая, что он подмешал боссу в бурбон, потому что таких подачек он не делал никому. Нет, конечно, пришлось пожертвовать половиной зарплаты, в уплату проживания, но Лонни не жалел об этом.
Деннису же пришлось столкнуться с тем, что он теперь постоянно находился в компании Барнетта. Пожаловаться было не на что, его присутствие быстро стало входить в привычку, да и со своими обязанностями тот справлялся хорошо. Единственное, что было непривычно, так это то, что Лонни был постоянно в приподнятом настроении, а то, откуда в нем берется столько сил, было вообще загадкой. Весь этот заряд позитива было невозможно не впитывать.
— Утро доброе, босс! — бодро поздоровался Барнетт, заметив Денниса с чашкой кофе у бара.
— Доброе утро, — ответил Дюпри, отрываясь от газеты.
— Мне кажется у нас в кладовке завелись муравьи. Какая-то ползучая мерзость укусила меня прямо в зад, когда я искал там новую лампочку.
— Зачем тебе лампочка? — поинтересовался Деннис, отпивая кофе.
— Да в коридоре перегорела, не видно ж ни черта! — Лонни присел рядом с боссом.
Дюпри с улыбкой отметил, как быстро Барнетт обосновался в «Bourbon».
— Молодец, хорошо, что заменил. Ты просто приобретение для клуба, — усмехнулся Деннис. — А с муравьями пусть Чико разбирается, в прошлый раз у него неплохо вышло.
Он отпил еще кофе и продолжил читать газету.
— И чего это парни говорят, что ты злобный, вполне нормальный… — кажется Лонни не сразу понял, что снова думает вслух.
— Чего?! — возмутился Деннис, резко отрываясь от газеты. — Это кто это так сказал?! Ничего я не злобный!
— Босс, ну не стану же я доносить на ребят! — примирительно вскинул руки Барнетт.
Дюпри поджал губы, а потом просто отпил еще кофе.
— Ладно, проехали, — махнул рукой хозяин клуба. — Но я не злобный!
— Ну, я так им сразу и сказал, нечего балаболить что попало, — улыбнулся Лонни. — Ладно, пойду помогу с разгрузкой. Еще увидимся.
— Бывай, — Деннис проводил того взглядом.
Последнее время Дюпри заметил за собой привычку потирать большим пальцем подушечки остальных. Еще в первый же день знакомства, хозяин клуба случайно коснулся руки Лонни, когда тот передавал ему заполненную форму. И казалось пальцы еще чувствуют тепло его руки.
«Странно это немного. Но он хороший парень, не думаю, что когда-нибудь пожалею о своем решении нанять его», — думал Деннис, допивая кофе.

— Это было просто сногсшибательно! Стэйси Джекс — бог! — восхищению Лонни не было предела. — Я готов поклясться своей любимой родинкой в виде Элвиса, что девка возле меня под конец третьей песни кончила!
— Такое случается раз по десять за концерт «Арсенала», — рассмеявшись ответил Деннис.
Они только что покинули танцпол, где все еще бушевала толпа, выкрикивая имя лидера «Арсенала».
— Я помню Стэйси еще в начале его карьеры, — вспоминал Дюпри. — Именно здесь, в «Bourbon», был первый крупный концерт «Арсенала». После этого они быстро стали знаменитыми, но я рад, что Стэйси не забывает про своего рок’н’ролльного брата.
С этими словами Деннис подошел к своему столу и вытащил оттуда припрятанную еще с утра бутылку джина.
— Я и не подозревал, что ты так близко знаком с самим Стэйси Джексом, босс! — Лонни развалился на диване. — Я часами разглядывал фотографию с конверта!
— Да? И кого-нибудь узнал, кроме Стэйси? — Дюпри налил себе немного джина.
— Ну… — призадумался Барнетт, — нет.
Деннис хлебнул из стакана и вытащил конверт с пластинкой «Арсенала», которую записали в «Bourbon». Он открыл его и продемонстрировал Лонни.
— Вот тут, сверху слева, возле гитариста, — подсказал хозяин клуба.
Его подчиненный сразу же увидел Дюпри, практически не изменился с тех пор, только выглядел несколько… веселее что ли.
— Ого! — Барнетт даже чуть пододвинулся, чтобы лучше рассмотреть лицо. — Неплохо получилось, босс!
— Спасибо, — Деннис улыбнулся и оставил конверт в руках своего подчиненного, который начал снова разглядывать лица, пытаясь еще кого-нибудь узнать.
Хозяин клуба уселся за свой стол, намереваясь подсчитать выручку.
— Джина? — спросил Дюпри.
— О, да, спасибо! — Лонни оставил конверт и подошел к столу.
Деннис вытащил еще один стакан и налил в него выпивку.
— За «Bourbon», — широко улыбнулся Барнетт, принимая бокал.
— Точно, за «Bourbon»! — ответил хозяин клуба и разом опрокинул в себя все содержимое стакана. — А теперь пора бы заняться делами.
— Я посижу тут немного? — спросил Лонни.
— Да, конечно, — кивнул Деннис.
Минут десять они просидели в неловком молчании. За это время они не раз сталкивались взглядами, сразу же переключая внимание на что-то другое. За несколько месяцев эти двое очень сильно привыкли к обществу друг друга, но пока ни один из них не мог назвать их отношения дружбой. Хотя Деннис легко снес этот быстрый переход на «ты».
— Ты давно выбирался отсюда, босс? — вдруг спросил Лонни.
— Не помню, если честно, — ответил Дюпри. — А что?
— Просто, судя по рассказам ребят, ты совсем стал затворником, и настроение от этого у тебя не улучшается, — продолжал Барнетт.
— А, то есть ты тоже хочешь сказать, что я «злобный»? — фыркнул в бумаги Деннис.
— Нет! — почти обиженно воскликнул Лонни. — Ты не злобный, просто…
— Ну, — Дюпри даже оторвался от бумаг, чтобы выслушать вердикт.
Барнетт в привычной манере начал теребить волосы, но все же закончил:
— Одинокий.
Их взгляды снова встретились, но в этот раз задержались дольше. Деннис не выдержал первым, снова глядя в бумаги.
— Чувак, тебе надо развеяться! — наседал Лонни. — Как ты расслабляешься?
— Ну… — начал Дюпри. — Раньше я играл в гольф.
— Так давай сходим! — оживился Барнетт. — Глотнешь свежего воздуха, растрясешь пыль на заднице!
— Сходим, в смысле – вместе? — уточнил Деннис.
— Ну, да. Если ты не против, босс.
Дюпри улыбнулся:
— Ладно, сходим.
— Отлично! — Барнетт уже считал это своей личной победой. — Тогда я пожалуй пойду помогу ребятам. Наверняка дел невпроворот.
Он встал с кресла и направился к двери
— И еще, Лонни… — окликнул его хозяин клуба, — зови меня Деннис.
— Без вопросов, чувак! — широко улыбнулся Барнетт.
— А у тебя действительно есть родинка в виде Элвиса?
— Показать?

Среда выдалась достаточно солнечная, однако после пяти часов сна вставать было проблематично. Скрипучая кровать казалась сейчас самым прекрасным местом на земле, и Дюпри абсолютно не хотелось ее покидать.
«К черту гольф», — подумал он, желая снова заснуть.
Однако не тут-то было.
— Деннис! Проснись и пой! — Барнетт появился словно из ниоткуда, разом открывая жалюзи.
Яркий свет больно ударил по глазам, заставив хозяина клуба с головой накрыться одеялом.
— Мы идем в парк, дружище! — Лонни не собирался так легко сдаваться и попытался отнять одеяло.
— Давай не сегодня, — пробурчал Дюпри.
— Ну уж нет!
После полуминутной борьбы за одеяло, Деннис сдался.
— Ладно-ладно, разбудил! — хозяин клуба сел на кровати, потирая глаза. — Вот сукин сын, ты спал еще меньше чем я, а скачешь, как горный козел. Как ты это делаешь?
— Я не просиживаю свою задницу в кабинете, — Барнетт вышел из спальни и крикнул напоследок: — И я уже заварил кофе!
— Да, твоя задница вообще никогда не застывает на одном месте, — пробурчал себе под нос Деннис, натягивая майку.
После кружки кофе Дюпри полегчало и он с легким сердцем покинул «TheBourbonRoom».
— Ну, что, остановим тачку? — спросил хозяин клуба.
— Э… нет, пешком, — улыбнулся Лонни.
— Это же полчаса идти! — возмутился Деннис.
— Прогуляемся, — пожал плечами Барнетт и пошел дальше по тротуару. — Если что можно прокатиться на трамвайчике немного.
— Не издевайся, — Дюпри последовал за ним.
— Эй, я же сказал, что надо стряхнуть пыль с твой задницы! Погода отпад!
Деннис надел очки и посмотрел на ясное небо без единого облачка.
— Ну, в этом ты прав.
Первые десять минут Дюпри жалел, что согласился на эту пешую прогулку. Он действительно давно не выбирался из клуба, но потом энтузиазм Лонни взял свое. Лос-Анжелес был красивым городом в любое время суток, а полуденное солнце приятно грело голову. Барнетт комментировал почти все, что попадало в поле его зрения. Заглядывал в витрины с горящими глазами, словно бы сам не выходил из клуба все эти месяцы в городе.
— Как думаешь, мне пойдут подтяжки?... Черт, надо бы подстричься!...
Деннис просто не мог переключить свое внимание на что-то другое. Как ни странно, ему не хотелось этого делать. Лонни неожиданным вихрем ворвался в его жизнь и, как ни странно, поставил все на свои места. Уже много лет у Дюпри не было человека, которого он мог бы полноценно назвать своим другом. Теперь этот человек появился.
— Мать моя женщина! Да он же здоровенный! — воскликнул Барнетт, увидев парк.
— Большому городу — большие развлечения, — хохотнул Деннис. — Идем.
— Куда?
— Ну, ты тут впервые, так что мы идем на русские горки, — ответил Дюпри.
— Ты читаешь мысли, чувак!
Честно говоря, Деннис сам хотел бы прокатиться, потому что делал это последний раз лет десять назад. Они купили билеты и уселись на самые передние места, вагончики медленно покатились вперед, забираясь все выше. Дюпри видел, как Барнетт облизывает губы в предвкушении. Когда они доехали до самого верха, Деннис повернулся к Лонни и сказал:
— Добро пожаловать в Лос-Анжелес!
И они с криком рухнули вниз.
После оба они, как дети, кидались от одного аттракциона к другому. Даже к тем, которые казались Деннису сомнительными.
— Ты хочешь на карусель?!
— А ты нет?
— Пойдем лучше в тир!
— В жизни надо все попробовать, не будь занудой!
В тот момент Барнетт без всякого смущения схватил Дюпри за руку и потащил за собой. Это было без сомнения самое дурацкое, что хозяин рок-клуба делал в жизни, но он бы соврал, если бы сказал, что это было не весело.
— Так где тут гольф? — поинтересовался Лонни, доедая свою сахарную вату.
— Надо же, ты не забыл, — немного удивился Дюпри.
— Деннис, я же за этим сюда тебя тащил, — улыбнулся Барнетт. — Показывай.
Хозяин клуба без лишних слов пошел в нужную сторону.
— Только это… — Лонни снова начал накручивать прядь на палец. — Я не умею в него играть.
— Ничего, я научу, — улыбнувшись, заверил его Деннис.
Небольшое поле для гольфа было расположено в самом конце парка, где было меньше людей и шума. Хозяин рок-клуба десять минут выбирал прокатные клюшки, взял мешочек мячей и направился на поле. Лонни с интересом направился следом.
— Держи клюшку, — Дюпри протянул Барнетту одну из тех, что держал в руках.
Лонни неуверенно взял ее, наблюдая, как Деннис ставит мячик на подставку.
— А теперь попробуй ударить.
Барнетт заправил длинные пряди волос за уши и подошел к мячику.
— Держи клюшку крепко, но не сжимай сильно, — советовал Дюпри. — Колени чуть согнуты. И не сутулься.
Лонни облизал губы и прицелился по мячу.
— Стой ровно, — снова подал голос Деннис, заметив, что его друг мотает задницей из стороны в сторону в своей обычной манере.
Наконец, решившись, Лонни замахнулся и сделал удар. Однако мяч остался на своей подставке, а клюшка лишь царапнула газон.
— Чертов мяч слишком маленький! — возмутился Барнетт.
— Так всегда бывает первый раз, — улыбнулся Дюпри. — Давай я покажу.
Они около часа тренировались, но все же мяч подобрался к лунке.
— Так, теперь аккуратно, — Деннис уже вошел во вкус обучения и даже решил помочь с ударом, прижимаясь к Лонни сзади и обхватывая клюшку поверх его пальцев.
Направляя удар Барнетта они все же достигли своей цели: маленький белый мячик легко скользнул в лунку.
— Не так уж и сложно, — Лонни обернулся на своего друга, встречаясь взглядами из-под очков.
На несколько секунд они замерли, прижимаясь друг к другу, но потом Дюпри все же отступил.
— Уже вечереет, — заметил он. — Можно перекусить и возвращаться.
— Поддерживаю, — Барнетт нагнулся вытащить мячик из лунки.
Деннис снова пойма себя на том, что смотрит на обтянутую джинсами задницу Лонни, сделал глубокий вдох и подобрал с земли свою клюшку.
— Спасибо, что вытащил меня, дружище, — улыбнулся Дюпри.
— Не за что,… дружище.

Когда они возвращались в «Bourbon», было уже достаточно темно. Настроение Денниса было как никогда приподнятым, поэтому он решил потравить байки.
—…А потом Стэйси мне говорит: «Брат, но ведь у нас нет струн!»
Почти пустая улица заполнилась их смехом. Лонни шел, не глядя, потому что все его внимание было приковано к Дюпри. Барнетт был счастлив видеть его таким. Наконец выражение вечной усталости покинуло лицо Денниса. Не только Дюпри за эти месяцы успел привязаться к своему сожителю. Лонни все еще с небольшим трепетом вспоминал их сегодняшний близкий контакт.
«Надеюсь, это не случилось снова, и я не…» — но закончить свою мысль Барнетт не успел, потому что его прервал резкий крик:
— Эй, вы!
Оба они замерли, вглядываясь в темноту переулка. Кажется это был мужчина среднего возраста, который что-то сжимал в кармане своего плаща.
— Это ограбление! — спустя секунду он неуклюже вытащил из того самого кармана пистолет и навел его на Дюпри трясущимися руками.
— Парень, полегче, — Деннис примирительно поднял руки. — Убери пистолет.
— Доставай бабки! — мужчина явно нервничал.
— Ладно-ладно, не кипиши.
К слову, нервничал не только грабитель. Лонни кусал губы, потому что видел, что мужчина может выстрелить, пусть даже абсолютно случайно. Пока Дюпри доставал деньги, Барнетт судорожно оглядывался. У него было плохое предчувствие. В тот момент кошелек выскользнул из рук хозяина клуба и он инстинктивно резко нагнулся, пытаясь его поднять.
— Деннис! — возможно, интуиция сработала, но Лонни резко выступил вперед, загораживая друга собой.
Это было вовремя, потому что грабитель нажал на курок и пуля попала в левое бедро Барнетта, а не в шею Дюпри.
— Твою мать! — Лонни упал на одно колено, а потом на бок, держась за рану.
Мужчина-грабитель ошалело посмотрел на пистолет, а потом просто сорвался в бег, выбросив оружие в ближайшую мусорку. Деннис только через пару секунд осознал, что произошло.
— Черт подери! — воскликнул он. — Погоди, я вызову скорую!
Он на всех порах побежал к углу улицы, где стоял телефонный автомат. В ушах у Лонни звенело, он морщился от пульсирующей боли в ноге.
— Сейчас, они скоро приедут, — Дюпри присел рядом с Барнеттом.
— Кажется… —- тот выдохнул, пытаясь сфокусироваться на обеспокоенном лице Денниса, — кажется он испортил мою любимую родинку в виде Элвиса…
— Да хрен бы с ней, идиот, — нервно улыбнулся Дюпри, придерживая Лонни за спину.

Деннис просидел в приемной госпиталя два часа. Его сразу заверили, что рана пустяковая, но Дюпри все равно волновался. Наконец, медсестра привезла Лонни на инвалидной коляске с перебинтованной ногой.
— Через два дня приедете менять швы, — сказала она.
— Хорошо, — кивнул Деннис, переключая внимание на Барнетта. — Как ты?
— Почти не болит, — Лонни сразу же попробовал встать и едва не упал, благо Дюпри его подхватил.
— Тише, не скачи так, — сказал хозяин клуба. — Я вызвал такси.
— Да, спасибо, — неловко улыбнулся Барнетт.
Деннис помог своему другу добраться до такси, и уже там задал волнующий его вопрос:
— Ты знал, что он выстрелит?
— Нет, — не задумываясь, ответил Лонни. — Но я догадывался.
— Ты, вроде как, спас мне жизнь, спасибо, — несколько смущенно сказал Дюпри.
— Не за что, — улыбнулся Барнетт в который за сегодня раз.

Даже с травмой Лонни рвался помогать с практически любой работой клуба. Деннису это не нравилось.
— Тебе тысячу раз говорили, что нельзя перенапрягаться, — сетовал он. — Вчера рана опять начала кровоточить.
— Я не хочу сидеть на заднице почти месяц! — отвечал на это Барнетт. — Мне нужно чем-то заниматься!
Дюпри вздохнул, а потом его озарило.
— У меня есть для тебя работа, — он вытащил откуда-то из-под стола счетную машинку. — Будешь помогать мне с документами и сидеть на телефоне. Это не так сложно, как кажется.
— Я справлюсь.
Лонни и правда справился. Он быстро понял нехитрую систему подсчетов и уже на следующий день делал все это без посторонней помощи.
— Есть хоть одна вещь, которую ты делать не умеешь? — поинтересовался Деннис.
— Я не умею играть на гитаре, — задумавшись на пару секунд, ответил ему Барнетт.
— И слава богу!

Деннис стоял за барной стойкой и выбирал выпивку себе на вечер:
«Бурбон или джин? Или текила? Может водка?»
От этого несомненно важного занятия хозяина клуба оторвал Чико.
— Босс! Там какой-то курьер пришел, — сказал он.
— Курьер? — немного удивился Дюпри, но все же пошел узнать.
Молодой парень с коробкой в руках стоял около входа и с интересом озирался.
— Что вам? — спросил Деннис, привлекая к себе внимание.
— У меня посылка на имя, — парень посмотрел в бланк, — Лонни Барнетта.
— Я ему передам, — кивнул Дюпри, принимая коробку.
Он расписался в бланке и потащил посылку наверх. Ее содержимое было несколько увесистым. Барнетт обнаружился в кабинете за игрой в новенький автомат.
— Лонни, ты что-то заказывал? — спросил хозяин клуба.
— Неа, — он даже не оторвался от игры. — А что?
— Тебе посылка, — Деннис вгляделся в надпись сверху. — От некоей Джулии Купер.
Барнетт замер и наконец обратил внимание на коробку в руках друга.
— О, нет. Она все-таки сделала это, — Лонни абсолютно забыл про игру и забрал коробку у Денниса.
— «Она» это кто? — поинтересовался Дюпри.
— Моя мать, — Барнетт поставил посылку на пол и начал распечатывать.
Деннис с интересом заглядывал другу через плечо. В коробке оказалась куча разнообразных вещей.
— Я же просил не присылать мне этот мусор! — возмутился Лонни.
Он подобрал письмо, которое лежало сверху и сел на диван, неаккуратно разрывая конверт. Пока Барнетт читал письмо, Дюпри с интересом разбирал вещи в коробке. Там был потертый альбом с фотографиями, несколько рубашек яркой расцветки и даже какой-то кубок.
«Первое место в юношеском турнире Нью-Джерси по шахматам», — прочитал Деннис.
— Это твое? — удивленно спросил хозяин клуба у своего друга.
Он бросил быстрый взгляд на кубок и неохотно ответил:
— Да.
Содержимое коробки еще сильнее заинтересовало Дюпри. Он нашел там два потертых конверта с пластинками незнакомых ему групп, еще немного одежды, а в самом низу обнаружилась рамка под стеклом, которая заставила Денниса удивленно сесть на пол.
— Она и его прислала, — с долей паники проговорил Лонни, увидев рамку в руках своего друга.
— Это что? — все еще ошалело спросил Дюпри.
— Это мой университетский диплом, — Барнетт почти отобрал его из рук Денниса.
— Ты учился в университете?! В каком? — Деннис пожалел, что не успел прочитать бумагу в рамке внимательнее.
— Какая разница? — эта тема явно очень не нравилась Лонни.
Он небрежно бросил рамку обратно в коробку, откуда Деннис снова ее вытащил.
— Ты учился в Принстоне?!
Барнетт вздохнул.
— Я его закончил уже лет пять назад, — ответил он.
— Почему ты мне никогда не рассказывал об этом? — удивлению хозяина клуба не было предела.
— Потому что не хочу об этом вспоминать, — Лонни поднял с пола потертый альбом и раскрыл его.
Деннис оставил диплом в покое и присел на диван рядом с Барнеттом.
— Моя мать решила, что прислав мне это древнее барахло, она поможет мне вспомнить о том, что я променял на «жизнь бродяги», — он листал альбом, а хозяин клуба всматривался в фотографии и не мог поверить глазам.
Он не узнавал человека на этих фото. А потом Лонни резко захлопнул этот альбом и забросил его обратно в коробку.
— Это все можно выкинуть, — Барнетт небрежно собирал вещи обратно.
— Эй-эй! Погоди! — Дюпри остановил его. — Что такого плохого в этих вещах?
— То, что я не хочу их видеть, Ден, — ответил Лонни.
— Ты что и диплом свой выкинешь?! — возмутился Деннис.
— Он мне не нужен, — Барнетт подхватил коробку и направился к двери.
— Да подожди ты! — Дюпри перекрыл ему выход. — Может расскажешь сначала?
Лонни посмотрел Деннису в глаза.
— Ты же знаешь, что можешь мне доверять, — сказал хозяин клуба.
Спустя секунду нахмуренные брови Барнетта приняли свое обычное положение.
— Ладно, — согласился Лонни. — Принеси что-нибудь выпить.
Деннис быстро спустился к бару и схватил первую попавшуюся бутылку. Оказалось, это был бурбон. Вернувшись, он разлил его по стаканам. Лонни снова вытащил свой старый альбом и сел на диван, глотнув из стакана.
— Я слушаю, — Деннис снова сел рядом.
— С самого детства моя мать была уверена, что я особенный. Все они, мамашки, такие. Отец нас бросил, поэтому я пытался ее не подвести, — Лонни открыл альбом в самом начале. — Уже в средней школе я был зубрилой. С отличием закончил старшую школу на три года раньше, чем все. А после колледжа меня пригласили в Принстон. Моя мать была в восторге. У меня вся комната была забита всяческими наградами. И все время я думал, что так и нужно.
Он сделал еще пару глотков и перелистнул еще несколько страниц, где были фотографии с выпуска старшей школы.
— Посмотри какой я был мелкий, — фыркнул Лонни. — Ребята меня ненавидели, а мне было некогда даже думать об этом, потому что все свое свободное время я проводил за книжками.
— И что же случилось? — с интересом спросил Дюпри.
— Рок’н’ролл, детка, — усмехнулся он. — За два года до окончания Принстона я открыл для себя рок. Вместо подготовки к экзаменам я часами слушал пластинки. Rolling Stones, Def Leppard, Ван Халлена, да много еще чего. Все старое дерьмо я выбросил, но видимо дома что-то осталось, — Лонни бросил взгляд на конверты, которые торчали из коробки. — Тогда я понял, что хочу жить для себя. Что не хочу быть надутым бюрократом, бизнесменом или кем-то там еще. После Принстона я всеми силами пытался выбраться из этой жизни. И оказался здесь.
— Но это же не повод выбрасывать все эти вещи! — возмутился Дюпри. — Я так даже колледж не закончил!
— Зато у тебя есть рок-клуб! А я столько лет потратил на это бесполезное дерьмо! — Лонни пнул коробку ногой.
— Оно не бесполезное! — возразил Деннис. — Да тебя кто угодно примет с распростертыми объятиями! Если бы у меня лет двадцать назад был этот диплом…
— То, что? — дернул бровью Барнетт.
Повисла небольшая пауза.
— Не знаю, — ответил Дюпри. — Но это все гарантирует тебе билет в идеальное будущее, чувак. В идеальную жизнь!
— У меня уже есть идеальная жизнь, Ден. Я работаю в «The Bourbon Room», в который и не мечтал попасть, у меня есть лучший друг, с которым я отрываюсь каждый день под музыку, которую люблю. Мне не понадобилось все это дерьмо, чтобы получить то, о чем я мечтал.
Дюпри вздохнул и встал с дивана.
— Не выбрасывай эти вещи. Отправь их домой, — сказал он.
— Хорошо, — кивнул Лонни после паузы. — Спасибо, что выслушал.
— Не за что, — улыбнулся Деннис.
Барнетт улыбнулся в ответ и начал запаковывать коробку обратно.
— Может мне тебе зарплату повысить, мистер «я окончил Принстон»? — хохотнул Дюпри, наливая еще бурбона.
— Не начинай! — возмутился Лонни.
— А что? У меня тут одни неучи вокруг. Чико хоть по-английски стал нормально разговаривать, — смеялся хозяин клуба.
— Деннис!

Прошло не больше года их сожительства, чтобы Лонни вполне определился в своих чувствах к Деннису. Он был чертовски влюблен. Его радовало то, что ни один из них ни разу же не заикнулся о девушках. У Барнетта уже выработалась привычка ходить за Дюпри везде.
После того давнего разговора, спровоцированного коробкой барахла, они решили больше ничего не скрывать. В один вечер Деннис рассказал почти все о себе. О семье, о неудаче с рок-группой, о том, как он все-таки открыл свой клуб, как встретил Стэйси Джекса. Честно говоря, Лонни в какой-то мере недолюбливал солиста «Арсенала», потому что его природное обаяние действовало на всех безотказно. Даже на Дюпри, который с некоторым придыханием всегда рассказывал о Стэйси. В остальном Барнетт ни на что не мог пожаловаться. Иногда ему казалось, что Деннис чувствует к нему подобные чувства, но это было почти невозможным. Лонни хотелось верить, что когда они спьяну уснули на узком диване и проснулись в обнимку, это было искренне. В остальном… все было как нельзя лучше.
— Эй, а где Марк? — удивленно спросил Дюпри. — Мы открываемся уже через два часа!
— Марк вчера уволился, — ответил Барнетт, прожевывая чипсы.
— Почему я об этом не знаю?! — возмутился Деннис. — Нам нужны рабочие руки!
— Я один не справлюсь, босс, — сказал Джейми, протирая барную стойку.
— Пусть Кэти тебе поможет, — отмахнулся Деннис.
— Кэти тоже уволилась, — снова встрял Лонни.
— Да что ж такое! — выругался хозяин клуба. — Кто еще уволился?
— Больше никто, — ответил Барнетт, загребая еще порцию чипсов.
— Ну и что мне делать? — вздохнул Дюпри.
— О, Деннис! — Лонни подскочил со стула. — Вчера парень заходил, помнишь? Кудрявый такой. Сказал, что хочет тут работать.
— А, этот, очередной молодой музыкант из какого-то там Детройта? — вспомнил хозяин клуба. — И что? Где я теперь его найду?
— Он мне телефон оставил, — Барнетт стал разбирать карманы.
Помимо салфеток, фантиков и прочего мусора он отыскал мятый листочек.
— Поверь, если ты ему позвонишь, то он сюда прибежит быстрее, чем ты задницу успеешь почесать! — Лонни протянул ему бумажку с номером.
Деннис вздохнул и достал из-под стойки телефон.
— Как там его звали? — спросил он, набирая номер.
— Рой… или как там… — вспоминал Барнетт. — Дон… Д… Дрю!
Он вспомнил вовремя, потому что парень уже взял трубку.
— Привет, Дрю! — радостно начал Дюпри. — Это Деннис из «Bourbon». Если приедешь сюда в течение часа, то работа твоя… Да-да, не благодари.
Хозяин клуба положил трубку:
— Сказал, что скоро будет.
— Проблема решена, — Лонни радостно улыбнулся и съел пригоршню чипсов.
«Что бы я без тебя делал?» — улыбнулся сам себе Деннис, глядя на то, как Барнетт отряхивается от крошек.
— Тебе идет стрижка, — вместо этого сказал Дюпри.
— Да? Спасибо! — Лонни облизал губы.
Деннис не знал, какое проведение свело его с этим человеком, но расставаться с ним он не хотел. Жизнь Дюпри пошла по нужной колее, с тех пор как он обнаружил у себя на диване спящего Барнетта.
— Я тут помогу ребятам, — Лонни подошел к Деннису и положил ему руку на плечо. — Можешь пока передохнуть, ты не спал всю ночь.
— Да, спасибо, — кивнул Дюпри. — Пойду телек посмотрю.
— Я говорил не об этом, но дело твое, — пожал плечами Барнетт и удалился.
Хозяин клуба взял бутылку пива, поднялся к себе и упал на диван. Поспать было неплохой мыслью, но пока что хотелось выветрить из своей головы ненужные мысли, а просмотр ящика всегда в этом помогал.
— Члены религиозных общин все еще недовольны тем, что их дети уходят из дома, чтобы прибиться к течению рок’н’ролла, — говорила дикторша. — А тем временем Стэйси Джекс, их кумир, продолжает срывать свои концерты. Он так и не появился на сцене во время перерыва суперкубка. Чуть позже наши репортеры нашли его на сатанинском обряде, хотя его менеджер утверждал, что мистеру Джексу нездоровилось, и он в срочном порядке отправился в больницу…
— Ох, Стэйси… — вздохнул Деннис и переключил канал, хлебнув холодного пива.
Он попал на повтор какой-то мыльной оперы и отбросил пульт.
— Я люблю тебя, Бэтти! — на выдохе вещал актер. — Я столько времени ждал, но теперь… я не могу тебя потерять! Ты выйдешь за меня?
— О боже, Пол! — выдохнула смазливая актриса. — Я думала, что ты никогда не сделаешь этого! Я тоже люблю тебя! Я согласна!
Действо завершилось поцелуем. Это заставило Дюпри фыркнуть.
«Ага, было бы в жизни все так просто!» — он хлебнул еще пива.
От назойливых мыслей деться никуда не удалось. Он снова думал о Лонни.
«Я что правда в него… херня какая-то!» — двумя большими глотками Деннис допил пиво.
— Херня, — уже вслух сказал он, вставая с дивана и выключая телевизор.
Он направился к спальне, на ходу сбрасывая вещи.
«Даже если это вдруг и так, — продолжал Дюпри свои мысли. — На кой черт я ему сдался? Старый, толстый зануда. Даром, что у меня рок-клуб».
С этими мыслями Деннис свалился в кровать, мгновенно отключаясь. Он уже давно спал, когда упившийся в хлам Барнетт зашел к нему в спальню.
— Деннис, — хрипло позвал Лонни. — Ты спишь?
Дюпри не ответил. Сделав пару нетвердых шагов, Барнетт добрался до кровати и забрался на нее, прижав Денниса к себе. В тот момент Лонни был достаточно счастлив, чтобы крепко заснуть.

Если Дюпри смог бы долго держать свои чувства при себе, то Барнетт этого не мог. Он был не таким сдержанным, особенно когда впервые был так уверен в том, что чувствует. С каждой неделей, с каждым днем сдерживаться получалось все хуже.
— Такое чувство, словно я всех подвел.
«The Bourbon Room» был на грани краха. Так же, как и Деннис. В тот момент он отчаянно нуждался в поддержке. И тогда Лонни сорвался. Он хотел показать своему другу, что тот никогда не останется один.
— Нет, не всех.
«Будь, что будет», — решил он.
— Я люблю тебя, Ден, — на выдохе, решительно.
Барнетт ожидал чего угодно, но почему-то взаимности в последнюю очередь.
— Я… — начал Дюпри. — Я думаю, я тебя тоже.
Это был взрыв. Стена, за которой все было запрятано разрушилась. Все потаенные чувства выплеснулись наружу, не оставляя пути отступления. Все произошло так, как должно было. Даже этот поцелуй.
— Эй, босс!
— Чего тебе, Чико?
— Там пиво привезли.
— Скажи что я занят… Занят, потому что влюбился.
— Си.
Когда внезапно возникнувший Чико исчез так же быстро, как и появился, они продолжали стоять друг напротив друга, толком не зная, что еще сказать. Только на душе стало вдруг так легко.
— Мне наверное надо пойти и узнать, что там с… — начал Дюпри.
— Не уходи, Деннис! — тут же прервал его Лонни. — Они подождут еще немного.
— Ладно, — хозяин клуба не пререкался, он не хотел уходить.
Барнетт снова потянулся к Деннису и поцеловал. Уже медленнее, уверенней. Им было плевать, что кто-то еще увидит. Наконец-то все встало на свои места.
— Мы выберемся из этого дерьма, Ден, — уверенно сказал ему Лонни, прижимая к себе в объятии. — Я знаю.
— Я очень хочу в это верить, — ответил Дюпри.
Это была та самая толика надежды, которая была так ему нужна. Уверенность, что он еще не потерял все, что у него было. Барнетт же надеялся, что Госпожа Удача поможет ему и на этот раз. Им обоим.

Деннис стоял в толпе, увлеченно пересчитывая деньги из сумки, что передал ему Джекс. Лонни же наблюдал за Дрю и Шерри на сцене. Барнетт первым заметил, что Стэйси продирается к ним через толпу в сопровождении блондинки, поэтому ткнул Дюпри локтем.
— О, привет! Спасибо тебе огромное, ты спас клуб! — обратился Деннис к подошедшему Джексу.
— Кто эти ребята на сцене? — игнорируя реплику своего рок’н’ролльного собрата, спросил лидер «Арсенала».
— Это Вольфгант Фон Кольт, — ответил за Дюпри Лонни.
— Кажется, я нашел ее, — не отрывая взгляда от Шерри и Дрю, сказал Джекс.
— Ты бы спел, чувак. Все они пришли на твой концерт, — намекнул Барнетт.
— Не беспокойся об этом, — Стэйси только хотел опять влиться в толпу, но обернулся.
— Брат, сегодня мы отметим, — обратился он к Дюпри, — как в старые добрые времена.
— Да, конечно! — радостно подтвердил Деннис.
— Я пойду проверю, как дела в баре. Нам бы не помешали еще одни рабочие руки, — сказал Лонни, когда Джекс ушел.
Если бы Дюпри не был так увлечен навалившимся на него счастьем, то заметил бы, что настроение у Барнетта резко ухудшилось.

Дрю и Шерри были даже слишком возбуждены известием, что сам лидер «Арсенала» берет их под крыло. После концерта они вчетвером: Стэйси, Деннис, Дрю и Шерри — сидели в одной из комнат и отмечали сегодняшний день. Барнетт тоже был приглашен, но отказался, сославшись на дела.
— Никогда не видел его таким, — удивился Дрю, вспоминая отказ Лонни.
Джекс только усмехнулся.
— Он меня терпеть не может, — сказал солист «Арсенала», разваливаясь на диване.
— Да ладно, Стэйси, это неправда! — хохотнул Деннис, отпивая из своего стакана. — Лонни обожает твои песни!
— Я не говорил, что он не любит мою музыку, — солист «Арсенала» увлеченно рассматривал лед в своем виски. — Он не может терпеть меня.
И для убедительности он указал себе на лицо.
— Вы с ним… что-то не поделили? — Шерри наконец взяла со стола свой бокал.
— Почти, — хмыкнул Стэйси. — Не «что-то», а «кого-то».
— О чем ты? — нахмурился Деннис.
Джекс рассмеялся и сел, чтобы налить себе еще виски.
— Ты живешь с ним уже столько лет, а ни разу не замечал, брат? — спросил солист «Арсенала». — Лонни — слепец.
Все трое недоумевали, о чем говорит Джекс.
— Он не видит ничего вокруг, кроме маленького пламени в центре тьмы, — Стэйси почти перегнулся через стол, чтобы приблизиться к Дюпри. — И он готов на все, чтобы сохранить этот свет, потому что только благодаря ему он стал что-то видеть, смог согреться.
Шерри и Дрю молчали, наблюдая, как переглядываются два рокера.
— Я говорю о тебе, брат, — наконец пояснил Джекс, отсаживаясь обратно. — И он чертовски ревнует.
— Ревнует? — вдруг подал голос Дрю.
— Я помню тот день, когда мы встретились с Лонни впервые, — солист «Арсенала» глотнул виски. — О, это был первый человек, который встретил меня взглядом искренней ненависти. Я сразу его запомнил. Непрошибаемый. Он гораздо сложнее, чем кажется на первый взгляд.
— Да, — Дюпри облизал губы и хлебнул из стакана. — Однажды я узнал, что он закончил Принстон.
— Что?! — почти синхронно удивилась молодая пара.
— Я подозревал что-то в таком духе, — Джекс забросил ноги на стол.
— Невероятно, — выдохнул Дрю.
— Почему «непрошибаемый»? — спросила Шерри.
Стэйси засмеялся.
— Каждый из вас знает, что стоит мне подойти к телке, и она либо сразу падает в обморок, либо начинает течь. Некоторые борются с этим, но все равно проигрывают. Я ходячий секс, милая, — он одним глотком допил виски. — И это действует на всех. Хотите ли вы того или нет, вы почувствуете влияние.
Шерри и Дрю попрятали глаза, даже Дюпри уставился себе в бокал.
— Ты, брат мой, — обратился Джекс к Деннису, — тоже не можешь устоять. А вот Лонни… он непрошибаемый. Он — слепец. Все, что имеет для него значение, это свет во тьме. Ты, — Стэйси указал пальцем на Дюпри.
Хозяин клуба промолчал.
— Звучит так, будто Лонни влюблен в вас, Деннис, — прыснула Шерри.
— Так и есть, милая, — Джекс не сводил взгляда с Дюпри. — А еще он ненавидит меня за то, что я знаю это. Что я знаю о нем больше, чем даже ты, Ден.
— Ты всех видишь насквозь, Стэйси, — хрипло сказал хозяин клуба.
— Не в этом дело, — хмыкнул солист «Арсенала». — Дело в том, что у Лонни нет никого дороже тебя. А у тебя есть кто-то дороже него?
Деннис промолчал, а потом налил себе еще виски, выпивая стакан тремя глотками. После этого разговор как-то сошел в другое русло. Только Шерри тихо спросила тогда у своего парня:
— Я правильно поняла и Деннис с Лонни…?
— Судя по всему так.

Все уже давно разошлись, а Дюпри продолжал цедить виски. Он достаточно давно не пил вот так со Стэйси Джексом и уже забыл, чем все это заканчивается. В прошлый раз они так пили в 81-м, и после этого разговора Деннис бросил свою подружку. Как и в прошлый раз, хозяин клуба напился до такой степени, что отчаянные мысли превратились в отчаянные действия.
В тот момент, когда Дюпри пытался взобраться по лестнице, Лонни уже час просто щелкал каналы. Он не мог найти себе места все время, пока Деннис отсутствовал. Однако дверь в кабинет резко распахнулась, и в проеме появился Дюпри, цепляясь рукой за косяк.
— Я смотрю, вы неплохо развлеклись, — заметил Барнетт.
Теперь Деннис видел. Этот взгляд. Как он мог столько всего не замечать? В прочем, он точно так же успешно не замечал, насколько был важен для Лонни. Теперь его очередь показать, насколько тот важен для него.
Дюпри попытался сделать шаг, но едва не упал. Барнетт за пару мгновений оказался рядом, поддерживая.
— Давай, я помогу тебе добраться до кровати, — сказал Лонни.
Он всегда был рядом, когда это было нужно.
«А у тебя есть кто-то дороже него?» — сам собой всплыл в голове голос Стэйси.
«Нет, — ответил наконец Деннис. — У меня нет никого дороже».
Когда они добрались до темной спальни, Дюпри повалился на кровать, утягивая Барнетта за собой. Их лица оказались в сантиметрах друг от друга. Лонни попробовал встать, но Деннис не позволил, крепко удерживая его за одежду.
— Я люблю тебя, — голос после стольких бокалов виски казался немного чужим, хозяину клуба даже на секунду показалось, что это сказал кто-то другой.
Барнетт улыбнулся:
— Ты впервые сказал это, Ден.
Дюпри с силой прижал Лонни к себе, целуя так, что даже дышать стало тяжело. Он хотел доказать Барнетту, что тот ошибается. Что из-за него Деннис тоже стал слепцом, который не видит ничего дальше огонька в кромешной тьме. Дюпри был так пьян, что даже не боялся, что ситуация начинает выходить за рамки. Что рука уже забралась под майку, ощупывая оголенную кожу, спускаясь ниже, хватаясь за пояс джинс. Деннис знал, что только одно слово и он остановится, но Лонни молчал. Мало того, он отвечал на каждое прикосновение. Он неуклюже выбрался из своих подтяжек, стянул майку, открываясь, доверяясь. Дюпри почувствовал невероятный прилив сил он подхватил Барнетта и опрокинул его на спину, нависая сверху. Вездесущие руки Лонни немного сбивали с толку, поэтому Деннис взял их в захват левой рукой и прижал к кровати над головой. Хозяин клуба «The Bourbon Room» никогда не чувствовал такого накала прежде. Возможно потому что теперь он наконец-то все делал правильно, с правильным человеком. Дюпри без остановки целовал его шею, почти не чувствуя уколов щетины. Гладил грудь, ощущая ее частые вздымания. Деннис сразу почувствовал, как напрягся живот Барнетта, когда он стал пытаться расстегнуть пуговицу на джинсах.
Лонни пытался вспомнить, как нужно дышать, потому что он не мог сосредоточиться даже на этом. Сердце колотилось так сильно, что грудная клетка начала болеть. Барнетт боялся лишь кончить в то же момент, как только Деннис коснется его, просто потому что ему не хотелось, чтобы все так быстро закончилось. Благо Лонни тоже выпил достаточно, пока ждал.
— Деннис!... — Барнетт не смог сдержаться, ощутив столь мягкое интимное прикосновение, волной прошедшее по его телу.
Спустя секунду Дюпри снова поцеловал его. Лонни не мог сдерживаться: он дергал начинавшими неметь руками в жестком захвате, постанывал Деннису в рот, подавался вперед всем телом, едва мог удержать ноги в покое, поджимая пальцы.
Дюпри старался не торопиться, хотя боялся, что из-за алкоголя вряд ли верно рассчитывает свою силу, но чувствуя такую отдачу не мог остановиться. Сквозь темноту спальни и небольшую муть в глазах он едва различал лицо Лонни, но отчетливо чувствовал пульсацию вен под обеими своими руками. Деннис все же оторвался от губ Барнетта, дав сделать затяжной вдох и кончить прямо ему в руку. Хозяин клуба вытащил ладонь из джинс Лонни, чтобы вытереть ее о простыни и перенести на нее вес. Стоило ему отпустить руки Барнетта, как он обхватил ими Дюпри.
— Ты — свеча в моем окне, — одними губами произнес Лонни.
Он не выпускал Денниса из объятий до самого утра. Они оба чувствовали, что наконец-то все стало так, как нужно. Последние барьеры непонимания и смущения были преодолены.
Каждый раз эти редкие дружеские посиделки со Стэйси Джексом и виски круто меняли жизнь Денниса Дюпри. Но еще ни разу решения, которые он принимал после этого, не были ошибочными.


Деннис проснулся только к вечеру с диким похмельем. Он аккуратно спустился к бару, чтобы найти там бутылочку живительного пива. За барной стойкой сидел один из ребят, окруженный книжками, и что-то строчил в тетради. Бармен молча подал боссу бутылку пива. Дюпри с наслаждением откупорил ее и сделал два больших глотка. После этого хозяин клуба обратил внимание на парня, который, держась за голову, продолжал что-то писать. Деннис хотел поинтересоваться, но тут на заднем плане появился Лонни, забирая все внимание на себя.
— Привет, Ден, — Барнетт быстро оказался рядом. — Похмелье?
— Как всегда, — усмехнулся Дюпри. — Все нормально?
— Отлично, чувак!
Слова были не особо важны, потому что важнее были взгляды. Лонни почти светился и никак не мог сдержать улыбку. Это отодвигало головную боль Денниса на второй план.
— Я ничего не понимаю, — отозвался Глен, тот самый парень с книжками и тетрадками.
Барнетт обернулся и вгляделся в написанное.
— Что это у тебя? — спросил он.
— Завтра экзамен, — пояснил Глен с долей паники. — Я просто ничего не понимаю!
Лонни внимательнее вгляделся в записи.
— Дай сюда! — он вырвал тетрадь и ручку, а потом начал строчить.
Парень с интересом наблюдал за Барнеттом. Как и Деннис.
— Да это же просто, чел! Смотри сюда! — Лонни закончил писать и сунул тетрадь обратно Глену.
— Откуда ты это знаешь? — удивленно спросил парень. — Нам даже такого не объясняли.
— Это вообще мало кому объясняют, так что блесни знаниями, — улыбнулся Барнетт.
— А как это получилось?
— Ну смотри…
Дюпри с улыбкой наблюдал за тем, как Лонни деловито объясняет уравнения Глену. Когда парень счастливо сгреб учебники в кучу и, поблагодарив Барнетта, ушел куда-то, Деннис допил пиво и подошел на пару шагов.
— А ты говорил, что это все было бесполезной тратой времени, — сказал Дюпри.
— Ну, может быть и не такой уж бесполезной, — пожал плечами Лонни и посмотрел на хозяина клуба.
Они снова задержались взглядами, ведь после произошедшего ночью было так трудно вернуться в прежнюю колею, когда так хотелось…
— Ладно, увидимся, — Барнетт быстро улыбнулся и вдруг чмокнул Денниса в уголок губ.
— Увидимся, — как-то заторможено ответил хозяин клуба.
После этого Лонни быстрым шагом ушел в подсобные помещения.
Дюпри вернул пустую бутылку на стойку и встретился с непонимающим взглядом бармена.
— Молчи, — предупредил его на всякий случай Деннис.
Джейми пару раз, для убедительности, кивнул.
— Дай еще пива, — попросил Дюпри.
Он откупорил еще одну бутылку и оперся на стойку спиной. После этого хозяин клуба «Bourbon» позволил себе широко улыбнуться.

В тот день выдался долгожданный выходной. Вечер, когда не надо было следить за каждой мелочью и даже звонки были отложены до завтра. «Bourbon» был непривычно пустым, только ребята в подсобках разбирались с поставками. Благо Деннис уделил этому всего полчаса и теперь мог развалиться в любимом кресле, чтобы посмотреть какой-нибудь бессмысленный сериал. Его только немного волновало, куда пропал Лонни.
«А, ну да, — наконец вспомнил хозяин клуба. — Он же пошел развешивать объявления».
Клубу все еще были нужны рабочие руки. Казалось бы, от желающих отбоя нет, но не все могли выдержать каждодневный темп «Bourbon» на нужном уровне качества.
«Эти музыкантишки думают, что я сразу же водружу их на сцену и сделаю знаменитыми, а работать не обязательно — фыркал Дюпри. — Мне нужны работники, а не витающие в облаках подростки».
В прочем, в экстренных случаях, пригождались и они. Текучка кадров была невероятная, потому что молодежь была слишком неустойчива. Часто Деннис не успевал даже имена запомнить новых работников. Благо, Лонни это как-то удавалось.
Барнетт вернулся достаточно быстро, застав Дюпри в полудреме за телевизионным шоу. Он подошел так тихо, как только смог, чтобы Деннис не сразу его заметил. Хозяин клуба из-под полуприкрытых век смотрел шоу, и происходящее на экране отражалось в щелках его глаз. Лонни протянул руку и коснулся предплечья Денниса, привлекая к себе внимание.
— Ты уже вернулся, — сказал Дюпри, садясь в кресле ровнее.
— Да, — Барнетт не мог оторвать взгляда от голубых глаз.
Он подошел еще ближе, что уже загородил экран, заставляя смотреть снизу вверх.
— Ты что-то хотел? — спросил Деннис, после немного затянувшейся паузы.
— Да. Тебя.
После чего Лонни нагнулся и поцеловал Дюпри. Барнетт хотел этого так давно, но понимал, что подобное прилюдное проявление чувств вызовет резонанс у окружающих, хотя и не всегда мог удержаться в рамках. Сегодня был долгожданный выходной.
Лонни оседлал колени Денниса, упираясь коленями в кресло. Рукой он уже забрался в волосы Дюпри, прижимая к себе за затылок. Хозяин клуба быстро отошел от дремы, отвечая. В какой-то момент в голове мелькнула мысль: «Закрыл ли он дверь?» — но она быстро покинула голову Денниса. Ради Барнетта он боролся со своими своим страхом оказаться в очень неловком положении. В конце концов, они уже давно себе ничего подобного не позволяли с того памятного раза. Для удобства Лонни перенес вес на левую ногу и тут же скривился от боли, хватаясь за бедро.
— Опять? — обеспокоенно спросил Дюпри.
Барнетт только кивнул. Несмотря на прошедшие годы, иногда он мучился от боли в ноге. Врачи говорили, что это нормально после такой раны, но все же это доставляло неудобства.
— Ничего страшного, — наконец сказал Лонни. — Уже прошло.
Но Деннис знал, боль может продолжаться долго, а Барнетт просто скрывал это, чтобы его не волновать. Дюпри легко коснулся бедра через жесткую ткань джинс. Там все еще был шрам, который очень неплохо дополнил ту самую, любимую Лонни родинку в виде Элвиса. Вспомнив об этом, Деннис легко улыбнулся.
Барнетт все же не смог удержаться в таком положении и сполз на пол, оказавшись между ног Дюпри, и положил голову на его правое колено.
— Если тебя все еще беспокоит нога, то… — начал Деннис.
— Я же сказал, уже не болит, — не уступал Лонни.
Барнетт чуть привстал, чтобы оказаться на уровне пояса Дюпри и уверенно взялся за застежку. Это немного напрягло хозяина клуба:
— Ты…?
— Да.
— Уверен?
— Ты против?
Они переглянулись.
— Э… нет.
— Тогда заткнись и расслабься, — усмехнулся Лонни.
«Дьявол!» — Деннис был не прав, когда говорил, что барьер стыда был преодолен. Когда ты пьян в стельку, все становилось проще. Было еще очень много вещей, которые им обоим предстояло испытать. Казалось, для Барнетта это было в порядке вещей, он легко принимал все новое, особенно такое желанное. Лонни не стал медлить, заставив Денниса резко выдохнуть, ощутив влажное прикосновение языка, а затем тесноту рта, обхватившую его плоть. Рука сама скользнула в волосы Барнетта, а тот ухватился за бедро Дюпри. До конца расслабиться не так уж получалось, потому что пока Деннису было больше неловко, чем приятно.
— Полегче, — тихо сказал он, облизывая губы.
Лонни повиновался беспрекословно, вслушиваясь в каждый вдох и стон партнера, учитывая краткие замечания. Дюпри все же удалось расслабиться, потому что Барнетт на удивление быстро учился. Чтобы прекратить сдерживать стоны, Деннис нащупал пульт и сделал громкость выше. Музыкальная заставка хорошо перекрывала ненужные звуки, открывая новую грань удовольствия, когда не нужно держать себя в рамках.
— Лонни… я же… — попытался предупредить его Дюпри, но видимо Барнетту было все равно, а остановиться было уже невозможно.
Деннис сильно дернул его за волосы, кончая с коротким стоном. Лонни тяжело сел на пол, вытирая рот тыльной стороной ладони, давая Дюпри отдышаться и застегнуться. Барнетт выглядел довольным, словно бы одержал какую-то важную победу.
— Иди сюда, — позвал хозяин клуба.
Лонни не стал ждать, снова запрыгивая сверху и целуя Денниса. Тот уже сам не желал останавливаться на достигнутом, без какого-либо стыда хватаясь за обтянутую джинсами задницу Барнетта.
Отвлек их телефонный звонок.
— Вашу мать, сегодня же выходной! — зло выругался куда-то в сторону телефона Дюпри, с неохотой выбираясь из кресла.
Лонни подобрал пульт и привел звук телевизора в норму, чтобы не мешать. Деннис вел достаточно резкий разговор, а потом потер висок и попрощался с собеседником.
— «Перцы» переносят свое выступление, — недовольно подытожил хозяин клуба, тяжело садясь на свой стул. — Придется полностью перекраивать расписание. Выходной отменяется.
— Как только группа раскручивается, они начинают действовать всем на нервы, — хмыкнул Лонни, а потом обошел стол. — Я тебе помогу.
А потом нагнулся, мягко поцеловав Дюпри.
— Еще все успеем, — улыбнулся Барнетт. — Не переживай.
Деннис усмехнулся, а потом они углубились в казалось бесконечные телефонные звонки и расчеты.
запись создана: 02.08.2013 в 09:42

@темы: писульки, Rock Of Ages

URL
Комментарии
2013-08-02 в 16:31 

Арнель
Не разучился писать, не волнуйся...)))

2013-08-02 в 16:37 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Арнель,
как впечатления-то?)

URL
2013-08-02 в 16:39 

Арнель
[Мастер добрых дел], фандом мне незнакомый, но писать ты точно не разучился. Извини, я сейчас как пыльным мешком пришибленная...

2013-08-02 в 16:44 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Арнель,
да ничего) спасибо и на этом :rotate:

URL
2013-08-05 в 15:01 

Арнель
Дополнения интересные)):vo::vo:

2013-08-05 в 16:27 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Арнель,
спасибо :rotate:

URL
2013-08-08 в 22:09 

чудесно :3

URL
   

Crossroads in Heaven

главная