16:01 

Пост два, для СпайдиПула

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
7.

– Тетя Мэй, завтра у меня выходной, все будет нормально, – Питер ходил вокруг дивана в квартире Уэйда, пока наемник крутил в руках Дезерт Игл, сидя на этом же диване.
– Ты уже давно не ночевал вне дома, дорогой, – сказала на это она.
– Недавно ты ночевала у своей подруги Карен, я же и слова не сказал, – Паркер поменял курс своего движения.
– Мы оба знаем Карен, а я не знаю твоего друга, – возразила тетя Мэй. – Ты последнее время часто задерживаешься вечером по делам, я беспокоюсь.
– Я же говорил, в университете очень большая нагрузка, я сижу в библиотеке допоздна.
Дэдпулу уже начинало это надоедать.
– Тебе что, пятнадцать? – вздохнул он.
Паучок шикнул на него.
– Дорогой, я не слепая, хоть и старая, – Питер слышал, что она снисходительно улыбается. – Это был засос на твоей шее утром.
– Тетя Мэй… – Паркер потер шею.
– Дай мне хотя бы поговорить с твоим другом, и я успокоюсь. Это лучше неизвестности, – попросила она.
– Я… – парень посмотрел на Уэйда. – Я сейчас спрошу у него.
Он прижал микрофон телефона к ладони, перекрывая его.
– Тетя Мэй хочет с тобой поговорить, – сказал Паучок Уилсону.
– Зачем? – удивился наемник.
– Хочет убедиться, что все нормально.
– Ты же не наврал мне и тебе правда не пятнадцать? – полусерьезно спросил Дэдпул.
– Мне двадцать, – уверил его Питер. – Она старая и переживает за меня. Просто поговори с ней минуту как нормальный человек, я тебя умоляю.
– Давай трубку, – Уилсон выхватил телефон из рук парня. – Миссис Паркер? Это Уэйд, друг Питти.
– Приятно наконец вас услышать, молодой человек, – голос старушки был неожиданно мягким и приятным.
– Я наслышан о вас и вашей стря… вашем кулинарном искусстве, – Дэдпул поправился, получив щелчок по затылку.
– А я вот, к сожалению, не наслышана о вас. Так это с вами мой племянник пропадает, Уэйд? – судя по голосу она была настроена дружелюбно, но что-то выдавало за этим дружелюбием грозовые тучи.
– Последнее время да, – наемник отложил пистолет, глядя как Паучок грызет большой палец на руке. – Не волнуйтесь, мэм, утром верну его целым и невредимым! Клянусь своими я-ааа, – еще более ощутимый щелчок, – могилой матери клянусь, я хотел сказать.
– Не хотите как-нибудь заглянуть к нам на ужин, Уэйд? – спросила тетя Мэй. – Питер никогда раньше не прятал от меня своих друзей, я заинтригована.
– Оу, – Дэдпул посмотрел на Паркера с небольшой растерянностью. – На ужин?
Парень закрыл лицо рукой.
– Я, конечно, как-нибудь загляну, если будет время, – быстро уверил ее наемник.
– Хорошо, было приятно познакомиться, Уэйд. Целым и невредимым, вы помните?
– Ага, я помню, мне тоже было чертовски приятно, миссис Паркер, – натянуто улыбнулся Дэдпул. – Доброй вам ночи.
Он сбросил звонок и выдохнул.
– Не хотелось бы злить эту женщину, скажу я тебе, – Уилсон отдал телефон хозяину, – так что секс будет не жестким.
– Тетя Мэй бывает пугающей иногда, – засмеялся Питер, пряча телефон в рюкзак. – А что про секс, я и в тот раз не жаловался.
– Ты еще не знаешь, что такое жесткий секс, сладкий, – усмехнулся Дэдпул, облизнув губы.
– Может, я хочу узнать, – игриво ответил парень, подходя к сидящему наемнику впритык, касаясь своими коленями его.
– Питти, – Уилсон сел прямо, оказавшись носом у его паха, но специально глядя наверх, – ты выглядишь охеренно горячо в своем костюме и без маски, словно бы две мои фантазии стали одной, хотя так оно и есть, – он положил руки на бедра Паркера, – и я чертовски сильно хотел бы порвать этот костюм в стратегически важных местах, чтобы жестко поиметь тебя в различных позициях, абсолютно точно используя твою невероятную гибкость.
Пальцы Уэйда впились в бедра Паучка, он услышал тяжелый выдох. Руки парня легли наемнику на плечи.
– Ты бы стонал, как первогодка в колледже, которую имеет двое старшекурсников, – мечтательно продолжал Уилсон, стараясь не замечать, как напрягся пах Питера, – но…
Дэдпул отпустил его и снова откинулся на диван.
– …Я поклялся могилой своей любимой маман, что ты вернешься целым и невредимым утром в дом своей дражайшей тетушки, а покрытый синяками и засосами с ног до головы, со смешной походкой кавалериста, ты вряд ли сойдешь таковым в ее глазах и мне придется отращивать новую волшебную палочку и магические шары, чтобы творить с тобой чудеса!
– Это было подло с твоей стороны, – Паучок нагнулся, упирая руки на спинку дивана с обеих сторон от головы Уилсона. – И ты поплатишься за это.
Усмешка Уэйда выдавала, что он добился, чего хотел. Зрачки парня были расширены от возбуждения.
– Ууу, Паутинка разозлился, – наемник поерзал на диване. – Сейчас будет кино для взрослых!
Питер забрался на диван и сел на колени Дэдпула, не убирая рук со спинки.
– Мы во что-то играем? – игриво поинтересовался Уилсон. – Во что-то неприличное?
[Очень неприличное!]
(Скорее в шарады.)
[Кайфоломщик!]
– Меня не очень прельщает возможность того, что пострадает мой костюм, – руки Паркера снова оказались на плечах Уэйда. – Придется объяснять Тони, зачем мне нужен новый.
– Только не во всех подробностях. Мне достаточно твоей тетушки, которая вполне возможно меня порешит, не хватало еще папы-Железяки, который взорвет мою милую квартирку, а я только собрал приличный арсенал, – бормотал наемник, следя за взглядом парня.
(А можно ли умереть от взрыва члена?)
[Это будет сладкая смерть!]
– Ты что, решил, что мой стояк – это змея, которую можно заболтать? – Питер начал нащупывать хитрую застежку на костюме Дэдпула.
– У меня есть флейта, с помощью которой можно заговорить твою змею, только тебе надо обхватить ее губами, – продолжил аналогию Уилсон, положив руки на талию Паучка, обтянутую спандексом.
– Ох, я только что понял, почему все считают, что наши шутки не очень. Мы даже в постели странно заигрываем, – поморщился парень.
– Наши шутки отличные! – возразил Уэйд. – Это все остальные без чувства юмора! Кэпу точно после ледника мозги не разморозили!
– Ты сейчас мой член заморозишь, – снова напомнил Питер.
– Я все еще не могу рвать костюм? – поинтересовался Уилсон, оголяя живот Паркера.
– В крайнем случае, я переживу, – он облизал губы.
– Сегодня без жести, я не шутил, малыш, – напомнил Дэдпул.
– Заткнись уже, Уэйд! – Паучок наконец поцеловал его.
«Второй день, – Питер с удовольствием избавлялся от своего костюма. – Я толком знаю его второй день. И уже второй раз сплю с ним. Моя тетя пригласила его на ужин. Я все еще хочу спрашивать себя, что происходит? Или наконец-то не хочу думать?»
Наемник дал себя уложить на диван, расстегивая все застежки на своем костюме, отбрасывая перчатки, трогая оголенной кожей.
«Паучок совсем не такой, как я себе его представлял раньше. Очень порывистый. Он как маленькая спящая красавица, которую прекрасный принц пробудил поцелуем, и она его оседлала».
(Это мы что ли прекрасный принц?)
[Не порти момент, я же смотрю!]
От проникновения парень сладостно застонал и выгнулся в спине. Только это зрелище чуть не заставило Дэдпула кончить.
– Ох, блять, – прошипел он, сжимая бедра Паркера. – Не двигайся.
– Теперь твоя очередь быстро сдаваться? – усмехнулся Питер, поправляя волосы рукой. – А как же моя невероятная гибкость, которую ты хотел использовать, Уэйд?
– Дойдем и до этого, мой сладенький пирожочек, – пообещал он, отпуская бедра парня. – Дай старику немного времени.
Паркер тихо засмеялся и начал медленно двигаться. Дэдпул провел пальцами по торсу своего любовника от соска до паха, лишь слегка коснувшись его члена, на кончике которого скопилась смазка. Парень закусил губу, не прекращая двигаться.
[Как думаете, он может прогнуться мостиком из такого положения?]
(Теперь ты мешаешь!)
[Просто любопытно!]
(Может, скорее всего.)
– Да заткнитесь уже нахуй, – потребовал Уилсон, перехватывая Паучка и меняя позу.
– Твоя «общага» комментирует? – спросил Паркер, закидывая одну ногу на плечо Уэйда.
– Я полностью сосредоточен на тебе, – уговаривал скорее себя, чем его, Дэдпул.
– Не очень заметно, – усмехался парень, хватая его за шею.
– Не оставлять следов, помнишь? – но все же Уилсон ускорился.
– Тетя Мэй не моется со мной в душе, – уверил его Питер.
– Даже после того, как я это представил, я все еще возбужден.
– О, боже, Уэйд!
– «О_боже_Уэйд_да!» или «О_боже_Уэйд_какой_ты_урод!»? – поинтересовался Дэдпул.
– О, боже, Уэйд, да! И заткнись, пожалуйста!
В этот раз все они послушались, были только скрип дивана, стоны и два возбужденных тела, прижимавшиеся друг другу как можно ближе.
– Как думаешь, что приготовит твоя тетя на ужин? – спросил наемник, когда они, после всего, пытались уместиться на диване.
– Ты что, проголодался? – весело фыркнул Паркер, укладываясь на его груди.
– Я потратил много калорий! – возмутился в свою защиту Уилсон.
– Если ты придешь на ужин, могу попросить у нее все, что захочешь, – Питер посмотрел на своего любовника.
– Не рановато ли? – дернул бровью Дэдпул.
– Еще неделю-полторы я потяну, а дальше она может разозлиться, – Паучок начал водить пальцами по рубцам на груди наемника.
– Ну нет, не будем ее злить!
– У тебя душ есть? – поинтересовался парень.
– Где-то там, – указал в неопределенность хозяин квартиры.
– Понял, поищу сам.
Паркер перелез через обнаженного Уэйда и покинул диван. Ванную он нашел почти сразу. Вскоре послышался звук текущей воды.
[Чтобы стырить Священный Грааль, надо пройти испытание.]
(Если пройдем испытание, то по факту Грааль будет нашим. Это сейчас мы его тырим.)
– Вы там без меня в аналогии играете? – возмущенно спросил Дэдпул. – Что за нахрен Священный Грааль?
[Пещерка Паучка, охраняемая драконом!]
(Его теткой, то бишь.)
– А никто не забыл про отмороженного Капитана По_Жизни_Девственник и Человека-Консервную-Банку? – напомнил наемник. – Его тете мы вроде еще немного нравимся, она нас не знает, а эти двое…
[Проблема обнаружена!]
(И какой у нас гениальный план?)
– Никакого. Пока.
(Уже боюсь.)
[Будет больно, наверняка.]
– Сраные пессимисты, – Уэйд поднялся с дивана и отыскал джинсы, валяющиеся в куче других вещей.
– Пицца?
[Пицца!]
(Определенно!)

8.

Тони Старк терпеливо работал над усовершенствованием своей брони, когда Питер вошел в его лабораторию.
– Джарвис, покажи мне тот чертеж, который я вчера делал, – попросил Железный Человек.
– Вы имеете в виду чертеж 174-b, сэр? – поинтересовался искусственный интеллект.
– Ты сам их маркируешь. Показывай, что нужно, – поторопил Старк.
– Хорошо, сэр. И должен оповестить, что прибыл Человек-Паук.
– Я не слепой, Джарвис, – Тони повернулся к Паркеру. – Подожди здесь немного.
Паучок кивнул.
«И зачем он меня вызвал? Две недели ни слуху, ни духу, а тут это», – размышлял парень, наблюдая, как работает гений-миллиардер.
Через пару минут в лабораторию вошел Стив.
– Прибыл Капитан Америка, сэр.
– Отключи функцию оповещения, Джарвис, а то сам мозги тебе поправлю! – Старк явно был раздражен.
– Как скажете, сэр.
– Вроде все в сборе, – Тони снял свои очки, оглядывая Питера и Роджерса.
– Зачем меня вызвали? – поинтересовался Паучок.
– Мы знаем, про тебя и Дэдпула, – Капитан Америка скрестил руки на груди.
Паркер вздрогнул, но не подал виду.
– И что? – он откинулся на одну из стеклянных стен.
– И что?! – возмутился Старк. – Он ходит с тобой в патрули! Ты был с ним на заказе неделю назад, где он покалечил Скотта Харриса, а ты не сдал его копам, а позволил продолжать это делать?! Не шути так, парень!
– Он использует резиновые пули! – встал на защиту наемника Паркер.
– Когда Уилсон стрелял в Харриса, он использовал боевые, – холодно сказал Стив.
– Он никого не убил, – продолжал свое Паучок.
– Потому что у него заказ был такой, дурья твоя голова! – все еще злился Тони, от чего реактор на его груди засветился ярче через черную футболку. – Будет заказ на убийство – он убьет!
– Он их больше не берет, Старк – парень начал раздражаться.
– Питер, он убил восьмидесятидвухлетнюю леди. Или ты забыл? – напомнил Капитан Америка.
– С тех пор он изменился! – Паучок пошел в нападение.
– Изменился, чуть больше, чем за месяц? Дэдпул? – смеялся Железный Человек. – Ты правда такой наивный?
– Я его изменил! Если вы всевидящее око, то просмотрите всю его активность за последнее время! Просмотрите! Никто не умер от его руки! – Питер отступил от стеклянной стены, со злобой глядя на супергероев.
– Такое уже бывало, – Роджерс все еще был спокоен. – Он втирается в доверие, а потом сорвется и все начнется по новой.
– Думаете, что знаете его? Да нихрена вы оба не знаете! Уэйд стал лучше!
– Он тебя еще разочарует, парень, – Тони шумно втянул носом воздух. – Когда дело касается Дэдпула, то это повторяется раз за разом. Как по нотам.
– Сейчас все иначе! – возразил Паркер.
– Почему это? – саркастично поинтересовался Старк.
Паучок осекся.
«Они не знают о нас», – понял он.
– Почему все иначе, Питер? – повторил вопрос коллеги Капитан Америка.
– Потому что Уэйд любит меня, – все же ответил парень. – Он меня не предаст.
– То, что он твой большой фанат еще не значит… – начал со вздохом Роджерс.
– Нет-нет, Стив, он не об этом, – жестом остановил его Тони, глядя прямо на молодого героя. – Ты что, еще и спишь с ним что ли? Совсем поехал кукушкой?!
– Что? – обомлел Кэп.
Паркер не ответил, но смело смотрел в глаза Железному Человеку.
– Заканчивай это, парень. Я серьезно, – ткнул в него пальцем Старк. – Хэппи Энда не будет. И ты полетишь из Мстителей с позором.
– Это не только тебе решать, Тони, – остудил его Роджерс. – Но в чем-то он прав, Питер. Ничем хорошим тебе это не выйдет.
– Да какие вы к черту герои? – на глазах Паркера зрели яростные слезы. – Если не можете дать ему второй шанс.
– У него уже миллион шансов был! – снова вспылил Старк. – И все он просрал со свистом.
– И все равно вы звоните ему и просите замарать руки, когда это требуется, – напомнил Паучок.
– Каждый иногда может принести пользу, – сухо ответил Стив.
– А, то есть, когда вам это нужно, то он может принести пользу, а когда он показывает раскаяние и пытается измениться, то доверять ему нельзя? – возмущался Паркер. – Какое лицемерие!
– Мы просто реально смотрим на вещи, парень, – Железный Человек унял свою ярость, теперь он просто злился. – И нам не нужна помощь Дэдпула, если в этом нет крайней необходимости. Он психопат-наемник! Он продается тем, кто заплатит больше! Как ему верить?
– Что ж, – поджал губы Паучок. – Если вам не нужна его помощь, то и моей больше не ждите.
Он бросил под ноги Старку карточку-пропуск Мстителей и широким шагом вышел из лаборатории.
Роджерс только покачал головой.
– Это было не слишком? – спросил он у своего партнера.
– Еще плакаться прибежит, – Тони надел свои очки.
– Он серьезно спит с Дэдпулом? – все еще пытался переварить это Капитан Америка.
– Подростковые гормоны еще не унялись видимо, – Железный Человек вернулся к своей детали.
– Он же мужик!
Тони снова повернулся на Роджерса.
– Это что, единственное, что тебя волнует, мистер сороковые? Это самая меньшая из проблем! Я пришлю тебе по почте полный список.
Стив поднял с пола карточку и вышел из лаборатории с лицом, полным раздумий и недоумения.

9.

– Тетя, почему миссис Донован тоже здесь? – прошептал ей на ухо Питер, наблюдая, как подруга миссис Паркер попивает чай в их гостиной.
Это была низкорослая худенькая женщина за шестьдесят с медно-рыжими волосами. Ее фиолетовый жакет выделялся пятном на бежевом кресле.
– Она настаивала! – тетя Мэй подлила кипятка в заварник.
– Я же предупредил тебя! – продолжал шептать парень. – Уэйд и так очень нервничает, у него проблемы… с кожей.
– Несчастный случай, ты говорил, дорогой, – она достала печенье из кухонного шкафчика.
– Он очень трудно показывает это чужим людям, а тут миссис Донован! Она же болтушка! Может ляпнуть что-то не то и он просто убежит! – продолжал переживать Питер.
– Карен очень милая пожилая леди, – печенье было аккуратно сложено в корзинку. – Бывает, она ляпнет что-то не то, но никогда не высказывает нетерпимости. И я не могу просто так ее выгнать, ее моторчик снова барахлит. Карен нужен надзор.
Паучок вздохнул.
– Ладно, тетя, ты права, мы не можем ее выгнать, – Питер подхватил печенье с заварником и понес их к столу.
Тетя Мэй вытаскивала из духовки лазанью.
«Уже почти шесть, – посмотрел на часы Паркер, ставя свою ношу на столик. – Он будет с минуты на минуту».
Иногда Дэдпул был пунктуален просто до безобразия. Ровно в шесть раздался звонок в дверь.
– Я открою, – встал с дивана парень.
– У тебя еще гости, Мэй? – спросила миссис Донован.
– Да, к нам на ужин пришел близкий друг Питера.
Паркер старался не паниковать, но когда он зашел в коридор и открыл входную дверь, то едва не дернулся.
– Привет, Питти, – махнул ему Уилсон.
– Толстовка с Человеком-Пауком? – стараясь не повышать голос удивился парень. – Ты серьезно?!
– Самая приличная, что у меня есть! – ответил на это наемник. – Есть еще та, которая с дыркой от пули и в крови, еще та, которую облюбовали тараканы, потому что в ней была завернута пицца, и та, что мы с тобой использовали позавчера вместо салфеток. Какая, думаешь, приличней?
– Купил бы новую! – все еще пытался тихо возмущаться Паучок, разглядывая красно-синюю толстовку.
– Так она и новая! – улыбнулся Уилсон, глядя на Паркера из-под солнцезащитных очков. – Для особых случаев. Разве сегодня не такой?
– Питер, дорогой, это Уэйд? – спросила тетя Мэй из гостиной.
– Да, мы сейчас! – ответил ей парень и снова переключился на Дэдпула. – Дать ничего взамен этого цветастого кошмара я тебе уже не могу, но теперь я меньше винюсь, что тетя пригласила свою подругу.
– Там еще кто-то? – наемник сразу же немного ссутулился.
– Миссис Донован, она живет в паре кварталов отсюда. Близкая подруга моей тетушки, – Питер заметил, что Уэйд пытается сделать шаг назад. – Не смей убегать!
Он затащил Дэдпула за порог и закрыл дверь.
– Сними очки, пожалуйста, это неприлично, – попросил парень.
– Если бы мы были наедине на мне не было бы сейчас ничего кроме кружевного фартука, но увы, мы на светском вечере, где такие наряды не котируются. И без маски я и так словно голый, так что… – он посмотрел на умоляющий взгляд Паркера, замолчал и снял очки. – Давай закончим с этим побыстрее.
Они зашли в гостиную, Паучок шел первым. Уэйд мог бы попытаться спрятаться за ним, но с их разницей в росте и ширине плеч это выглядело бы глупо.
[Нам все еще приказано молчать?]
(Да, идиот!)
«Вас еще не хватало, хлебала завалите!» – наемник едва не дернулся.
– Тетя Мэй, миссис Донован, это мой близкий друг Уэйд Уилсон, – Питер отошел в сторону, представляя его двум пожилым дамам.
«Понеслась».
Миссис Паркер осмотрела его с ног до головы, а Карен спрятала улыбку в чашке.
– Добрый вечер, леди, – запоздало поздоровался Дэдпул.
– Наконец-то мы увиделись лично, Уэйд, – улыбалась тетя Мэй. – Я думала, что ты помладше. Сколько тебе?
– Тридцать четыре, мэм, – наемник нервно улыбнулся от волнения.
[Помните тот день, когда толстуха Майла Ричардс из восьмого класса крутила нам яйца в раздевалке после хоккея, обещая сделать из них ожерелье? Так вот, я не помню, когда мы после этого ссались сильнее, чем сейчас.]
– Какой статный! – прокомментировала миссис Донован. – У него выправка военного, Мэй! Мой дорогой муж Кларенс был военным. Я таких за милю могу увидеть.
– Действительно, – миссис Паркер оглядела Дэдпула еще раз. – Присаживайтесь! Сейчас я подам ужин!
Паучок подтолкнул его и Уилсон сел в центре небольшого дивана, рядом сел Питер.
– Вы же служили, правда? – Карен поставила чашку на столик.
– Да, недолго, – ответил наемник.
– Я знала! – воскликнула миссис Донован. – Мое чутье на мужчин в форме никогда не подводит!
«Она кажется не заметила пока, что у меня вместо морды сморщенный авокадо. Или она тоже немного поехавшая».
– Прошу! – тетя Мэй принесла поднос с лазаньей и поставила в центре стола.
Приятный аромат успокоил Уэйда, и он немного расслабился.
– Пахнет великолепно, тетя! – Паучок взял лопатки и начал раскладывать порции по тарелкам.
– Где вы познакомились? – миссис Паркер присела во второе кресло.
– В кофейне, – почти синхронно ответили они.
«Не стоило так рьяно репетировать», – подумал Паучок.
Уилсон тут же отломил большой ломоть лазаньи и едва ли не проглотил его целиком. Божественный вкус практически опьянил Уэйда и произошло то, чего хотел и не хотел Питер: Дэдпул стал самим собой.
– Черт меня дери! Миссис Паркер! – воскликнул Уэйд. – Это лучшее, что я ел в своей никчемной жизни! Знаете, я однажды отдыхал в Мексике, где большегрудые латинки подавали мне лучшие тако, какие только можно найти, но даже они просто помои рядом с этой божественной пищей! Вы обязаны поделиться рецептом!
Брови тети Мэй быстро поползли вверх. Паркер уже почти запаниковал, но тут она засмеялась.
– Клянусь, милый, это лучшая похвала моей готовке, которую я только слышала! – она даже захлопала в ладоши от восторга. – Но прости, рецепт я выдать не могу, это семейная тайна.
«Она назвала его «милый», значит все уже хорошо», – выдохнул Паучок.
– Вы бывали в Мексике, Уэйд? – поинтересовалась Карен. – Мы с Кларенсом отдыхали там лет двадцать назад.
– Можете на «ты», миссис Донован, – Дэдпул проглотил еще кусок лазаньи. – Я много где бывал.
– Путешествуешь? – тетя Мэй налила себе чай.
– Частенько, но осел только недавно, – наемник облизал пальцы.
– А чем зарабатываешь себе на жизнь? – этот вопрос насторожил Питера.
– Я ищу людей, – ответил без заминки Уилсон.
– О, частный детектив! – воскликнула Карен. – Как Коломбо!
– Разве что посимпатичнее и без плаща, – подыграл ему Паучок.
– Ну нет! Самый симпатичный парень здесь ты, Питти, – наемник легонько щелкнул парня по носу.
Тетя Мэй легко улыбнулась на этот жест.
– Я вижу, что тебе нравится Человек-Паук, – миссис Паркер осмотрела и так крайне привлекающую к себе внимание толстовку.
– О, я просто безумный его фанат! – Дэдпул быстро доел свою порцию. – Клянусь, я приехал в Нью-Йорк только ради него! У меня есть постер с ним во весь рост.
«Он может говорить об этом часами, надо сменить тему», – решил Питер.
– Может лучше расскажешь тетушке о своем личном рецепте блинчиков? – вмешался Паучок, накладывая ему еще лазаньи.
– С удовольствием послушаю, Уэйд, милый! – ее глаза сияли неподдельным любопытством
– Готовьтесь удивляться, – наемник даже слегка выпятил грудь. – Сначала все стандартно, но при замешивании нужно добавить маааленькую щепотку…
Вечер проходил непринужденно, так что Паркер расслабился. Но тут Карен все же спросила это:
– Уэйд, милый, а что случилось с твоим лицом?
Волна отрезвления окатила всех, кроме спрашивающей. Питер боязно посмотрел на Дэдпула. На его лице все так же была улыбка, но только парень заметил, насколько она стала нездоровой.
– О, с моим лицом? – в его наигранно веселом голосе уже начинали проявлять нотки истерики. – Это очень увлекательная история, дорогая моя Карен!
– Уэйд, – попытался остановить его Паркер, но понимал, что уже поздно.
– Нет-нет, дорогой мой Питти, это действительно стоит узнать! – его похлопывание по коленке вышло слишком сильным. – Меня так редко спрашивают об этом! Так вот! Я прекрасно жил на этом свете, охмурял всех подряд своей шикарной мордашкой канадского выпуска, и тут вдруг бам! – Уилсон резко ударил по столу и привстал. Звякнули столовые приборы, все отшатнулись. – Сама преисподняя разверзлась и оттуда показалась гигантская вафельница!
[Достаем пушку! А, нет-нет! Лучше нож! Как Джокер с этим его: «Хочешь расскажу, откуда эти шрамы?»]
(Не время цитировать фильмы, Желтый.)
– Потом, – продолжил рассказ наемник, повысив голос, – вафельница вдруг захлопнулась прямо на мне! Здорово, правда? А, вы ведь не видели! – Дэдпул закатал рукава и сбросил капюшон с головы. – Я весь такой! Прям от носа до яиц! Вся эта дрянь еще любит трескаться и кровоточить, если сильно сушится, так что вы просто не представляете, подруженька, какая у меня статья расходов на детские крема! Просто охренетительная, скажу я вам!
Миссис Донован выглядела ошарашенной и вжималась в спинку кресла.
– Как я люблю этот взгляд, дорогая моя Карен, – он подхватил нож со стола. – Вот это фрикатилла, да? Я ведь еще могу кое-что показать! Вообще башню снесет, отвечаю!
– Уэйд! – Питер выхватил нож из его руки, прежде чем он располосовал себе руку. – Успокойся, умоляю тебя.
– Тетушка Мэй! – Дэдпул решил проигнорировать парня. – Я всячески извиняюсь за испорченный аппетит. Вы наверняка не хотели отдавать сладкую конфетку Питти кому-то, вроде меня. Ничего, я избавлю вас от лишних слов и уйду сам!
Уилсон так резво пошагал к двери, что Паркер в первую секунду потерялся. Он осматривал лица старушек, которые были в полном смятении, а потом все же сорвался за своим любовником, бросив:
– Я сейчас!
Наемник не ушел далеко, он обнаружился лежащим на лужайке возле дома, с дымящейся сигаретой в зубах.
– Уэйд… – начал было Паучок, но его резко прервали.
– Прости, – Уилсон смотрел, как дым исчезает на фоне неба. – Я облажался. Так оно всегда бывает. Почему я думал, что выйдет иначе?
Питер поджал губы и резко пнул Дэдпула в голень.
– Ай! – он подтянул ногу, едва не выронив сигарету. – Больно, гаденыш!
– Да прекрати ты уже себя жалеть! – крикнул на него Паркер. – Я весь вечер боялся, что она что-то такое ляпнет. Она – бестактная старуха, ты – неуравновешенный псих. Я подросток-переросток с тягой к вселенской справедливости. Слышал новость? Все не идеальны! Ну, бывает, психанул. Неужели думаешь, что на этом все кончено?
Уэйд сильно сжал губы.
– Порезать себя было конечно дерьмовой мыслью, едва не раскрыл нас обоих к черту, но я же успел, все нормально… – парень осекся, заметив, как Уилсон отвернулся и мелко затрясся. – Эй, ты чего? Ты там… ты там ржешь?!
Наемник не выдержал и захохотал в голос.
– Подросток-переросток, я не могу! – смеялся он. – Вот ты сморозил!
Питер вздохнул и улыбнулся.
«Эти его резкие перепады настроения иногда на пользу», – подумал он.
– Я часто всякую хрень говорю, почти как ты, – Паучок присел рядом с ним на траву.
– До мастера тебе еще далеко, Пити-китти, – Дэдпул с нежностью посмотрел на своего любовника, успокоив смех. – Ты же понимаешь, что мои срывы – это часть жизни? Я психую, галлюцинирую, маниакально хватаюсь за безумные идеи. Я не всегда буду таким паинькой. Один дерьмовый день, одна оливка в пицце лежит не так, я схвачу пистолет и выстрелю какому-нибудь мешку дерьма в морду, получив свои отпускные. А потом укачу в Африку, Европу, Австралию, ты не увидишь меня с год.
– А потом ты вернешься сюда, я надеру тебе задницу и засажу в целях профилактики в тюрьму, – закончил за него Питер. – Я знаю, что никто не может контролировать все. Я просто надеюсь, что ты вернешься и будешь сожалеть о сделанном. Как сейчас.
Уэйд уткнулся лбом в его колено.
– Может небольшой перепихон на травке, а потом я быстренько свалю? – предложил Дэдпул.
Прежде, чем Паркер возразил, в дверях дома показалась тетя Мэй.
– Мальчики! Не сидите на земле, уже холодно! – она куталась в шаль. – Возвращайтесь, я заварила чай!
– Уже идем, тетя! – ответил ей парень.
– Черт, свалить не вышло, – вздохнул наемник, поднимаясь с газона. – И перепихнуться тоже.
За это он получил легкий удар в плечо от улыбающегося Паучка.
– Питер, дорогой, помоги Карен с чашками, – скомандовала миссис Паркер, когда они вернулись в гостиную.
– Хорошо.
Дэдпул было последовал за ними, но тетя Мэй похлопала по сиденью диванчика напротив себя, явно приглашая присесть.
(Ух, кажется сейчас будет серьезный разговор.)
[Или пиздюли.]
«Или все сразу», – Уилсон сел, куда ему сказали.
– Уэйд, милый, – начала она. – Прости за Карен, она немного не в себе.
(Перед нами извиняются, что-то новенькое.)
– Я вижу, что ты очень неординарный человек, – продолжала тетя Мэй. – И что Питер тебе очень дорог.
Она аккуратно взяла наемника за руку.
– Я сразу заметила, как он изменился, встретив тебя. Поэтому не переживай из-за этого случая. Тебе всегда рады в этом доме.
– Миссис Паркер… – неловко улыбнулся Дэдпул.
– Тетя Мэй, – поправила его старушка.
– Тетя Мэй, – кивнул наемник, – я охеренно рад это слышать.
Она тихо засмеялась, выпуская его руку.
– На десерт яблочный пирог, – объявил подошедший Питер. – Уэйд, тебе чай или кофе?
– А покрепче есть? – он откинулся на спинку. – Алкоголь со сладким это же кайф!
– Принеси ему скотча, дорогой, – сказала миссис Паркер. – На верхней полке.
Парень удивленно улыбнулся и кивнул. Стоило ему поставить бутылку на стол, как позвонили в дверь.
– Я посмотрю, кто там, – Паркер пошел к двери, слушая краем уха разговор.
– Не хотите, уважаемые дамы? – бутылка звякнула о край чашки.
– Подлей немного в чай, пока Питер не видит, – чуть тише попросила миссис Паркер. – У Карен сердце больное, ей не стоит.
«Ох, тетя Мэй», – закатил глаза Паучок.
Он дошел до двери и повернул ручку. На пороге стоял курьер.
– Добрый вечер. Вы – Питер Паркер? – поинтересовался он.
– Да, – подтвердил парень.
– Вам бандероль от мистера Старка, – курьер вытащил пакет и передал его в руки Паучку. – Распишитесь здесь.
Питер поставил подпись и попрощался с ним. Паркер покрутил в руках пухлый конверт и все же вскрыл его. Внутри оказалась дюжина картриджей с паутиной, карта-пропуск Мстителей и письмо.
«Привет, пацан, – начал читать Паучок. – Мы тут немного посовещались, и ты прав – это твое дело, чем ты там занимаешься с Дэдпулом. Если он будет вести себя как пай-девочка, то больше ты от нас не услышишь и слова на этот счет. Как только будешь готов, возвращайся. Думаю, немного лишних картриджей тебе пригодится. С уважением, Тони Старк и Ко».
Питер тихо усмехнулся.
«Кажется мама-Стив и папа-Тони идут на мировую, надо же, – подумалось ему. – Блин, я уже даже думаю, как Уэйд!»
Парень спрятал бандероль в нижний ящик шкафа прихожей и вернулся в гостиную, наблюдая, как наемник рассказывает пожилым леди какую-то увлекательную байку, закусывая все это пирогом. Карен и тетя Мэй смеялись, отпивая чай. На щеках миссис Паркер был легкий нетрезвый румянец.
«Семейная идиллия, с Дэдпулом. Кто бы мог подумать», – Паучок присел рядом с Уилсоном.
Поддавшись порыву, он повернул лицо наемника к себе на середине рассказа и легко поцеловал. На вкус губы Уэйда были как скотч и яблочный пирог.
«И правда, вкусно».
– Питер, так вы встречаетесь? – удивленно воскликнула Карен.
Все повернулись к ней, не скрывая недоумения.
– Карен, черт тебя дери! – выругалась тетя Мэй. – Ну сколько можно?
– Да я только за! – ответила ее подруга. – Как раз думала, что неплохо было бы Питеру присмотреться к Уэйду!
– Какая вы несносная девчонка, миссис Донован, – засмеялся наемник. – Я же видел, как вы весь вечер пялитесь на мою задницу!
– У меня слабость к военным, милый, – зарделась она.
Питер едва скрывал свое счастье. Он подхватил свой чуть остывший кофе и отпил.
Кризисов не миновать, он прекрасно это понимал. С Дэдпулом нельзя было что-то предполагать, но Паучок и не желал этого. Он хотел безумия, хотел неожиданностей. Хотел оказаться в центре бури. Все, на что он мог рассчитывать, так это на то, что сможет сдержать самые разрушительные из порывов наемника. Малая плата за возможность наконец-то быть счастливым.
[И это конец такой?!]
(Сойдет.)

@темы: SpideyPool, писульки

URL
   

Crossroads in Heaven

главная