Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
15:33 

Готэм и меня не обошел стороной

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Автор: [Мастер добрых дел]
Фандом: Gotham
Название: Стадия принятия
Жанр: слэш, херт/камфорт
Рейтинг: NC-17
Персонажи: Нигма/Пингвин, дарк!Эд/Пингвин
Предупреждения: кинк
Посвящение: Моей дорогой Пеппер, желаю, чтобы рисовач тебя никогда не покинул.
Дисклеймер: Фокс, DC, вы твари, но спасибо.

«Дыши, Эд. Все в порядке», – Нигма смотрел, как вода в раковине закручивается водоворотом и стекает в черноту слива.
«Это просто плохой сон», – уговаривал Эдвард себя, пытаясь унять дрожь.
Перед его глазами все еще было лицо Освальда, которого он душил собственными руками.

Изабелла действительно сильно повлияла на состояние Нигмы. И не только в хорошем ключе. Эдвард все еще с трудом смотрел на такое похожее лицо. Он вспоминал. И воспоминания накладывались на реальность. Было только вопросом времени, когда же он наконец появится.
– Ты не находишь подозрительным, что она похожа на Кристин, как две капли воды?
Эд резко повернулся и увидел его. Темную часть себя. Он стоял, прислонившись плечом к стене, в очках отражался свет из окна.
– Убирайся, – Нигма со злостью посмотрел на него и вернулся к зеркалу.
– Я лишь хотел дать тебе совет, – его двойник подошел чуть ближе.
– К черту тебя и твои советы, – Эд накинул пиджак, стараясь не смотреть на него.
– Меня просто до глубины души поражает твоя слепота. Как я могу не вмешаться, когда ты игнорируешь очевидное? – он провел пальцами по поверхности стола.
– Изабелла – мой второй шанс. И мне плевать, что ты там думаешь об этом, – краем глаз Нигма заметил, что темный уже маячил за его спиной.
– Я об Освальде, – улыбнулся двойник.
Эдвард удивился, но старался не подавать виду. Он уже почти чувствовал чужое дыхание.
– Разве ты не замечаешь? Он готов ради тебя на все. Абсолютно на все.
– Освальд – мой друг, – Нигма разгладил рукав на пиджаке.
– Но ты для него не просто друг. Он влюбился в тебя, как девчонка. То, что ты не замечаешь его взгляды полные обожания, не значит, что я не замечаю, – двойник выглянул из-за его плеча.
– Прекрати нести чушь, – Эд подхватил галстук и начал его завязывать, пытаясь успокоить дрожащие руки.
– Твоя увлеченность этой девчонкой ничего не принесет, а вот Освальд… – он облизал губы. – С ним ты можешь получить все, чего только пожелаешь.
– Твои бредни мне не интересны, – Нигма повернулся к нему. – И мне уже пора идти.
Эд прошел мимо него и направился к двери. Двойник проследил за ним взглядом и тихо усмехнулся.

В тот же день и пришел этот сон. Как Эдвард пробирается в спальню Освальда среди ночи. Он видел коридор, чью темноту раскалывали лишь лучи уличных фонарей. Занавеску у приоткрытого окна слегка трепало ветром. Он увидел дверь из темного дерева с золоченой ручкой. Волосы Нигмы потрепал легкий сквозняк, который быстро утих. Его рука, словно чужая, аккуратно надавила на ручку и дверь тихо поддалась. Комната Кобблпота была покрыта мраком, но глаза быстро к ней привыкли. Сквозь тьму проступили очертания кровати и мирно спящего на ней Освальда. Эдвард вошел в комнату и прикрыл дверь, аккуратно придержав ручку, чтобы щелчок не разбудил спящего. До кровати оставалось несколько шагов, но Нигма делал их медленно, тихо подкрадываясь, разглядывая расслабленные черты Освальда. Слушал его едва различимое дыхание. Откуда-то Эд знал, что уже скоро умиротворение покинет лицо его друга.
Нигма присел на край кровати, слегка согнувшись над Кобблпотом. Это ничуть не потревожило хозяина комнаты. Еще несколько секунд Эдвард скользил взглядом по лицу своего друга. Освальд лежал на боку, почти на самом краю своей кровати. Его рот был чуть-чуть приоткрыт. Белизна кожи ярко выделялась даже в такой темноте. Черная прядка волос пересекала его лицо, словно разделяя на две неровные части. Эд потянулся и медленно поправил ее на место пальцами. Прикосновение заставило Освальда нахмуриться и медленно выплыть из сна. Он немного повернул голову и приоткрыл глаза. Время замедлялось в плотном мраке комнаты. Нигма наблюдал, как его друг медленно возвращается в реальность, как его взгляд, сначала совсем неосознанный, пытается различить хоть что-нибудь. Лишь спустя мгновение он замечает знакомый силуэт, серые глаза открываются шире и прямо смотрят на Эдварда. Секундный контакт взглядами для него длится словно вечность, пока Кобблпот не разрезает марево темноты своим голосом:
– Эд?
Для Нигмы все вокруг становится пронзительно резким. Он прикладывает палец к своим губам, прося Пингвина замолчать, пытаясь сохранить остатки того вязкого медленного мрака. Но его друг проигнорировал этот жест:
– Что-то случилось? – голос Освальда был слегка хриплым после сна.
В этот момент Эдвард резко сбросил с него одеяло, из-за чего Пингвина обдало прохладой.
– Я не… – Освальд осекся, когда Нигма забрался сверху, прижимая своего друга руками к кровати. Он отчетливо различал каждую прядку волос Кобблпота, каждую складку на подушке, каждый вензель на спинке кровати. Лицо Освальда было встревоженным и удивленным. Он не сопротивлялся, все еще не понимая, спит он или уже нет. Одной рукой Нигма начал расстегивать пуговицы на его пижаме. Кожа на груди его друга была такой же белоснежной, как и на лице.
– Эд, что ты… – тихо начал Пингвин, пытаясь понять хоть что-нибудь.
Тут же его рот жестко закрывается рукой Эдварда, который уже расстегнул последнюю пуговицу.
– Будь хорошим мальчиком, помолчи, – усмехается Нигма. – Разве ты не этого хотел?
Одной рукой он зажимает рот Освальда, а второй начинает распутывать завязки на его штанах.
– Стоит мне появиться – я занимаю все мысли. Возобладать надо мной можно, только если возобладаешь над другим. Что я?
Эд пригибается к уху Кобблпота и шепчет:
– Вожделение.
Пингвин шумно выдыхает через нос, следя взглядом за своим другом.
– Думаешь, я не вижу, как ты пожираешь меня взглядом каждый день? Тебе просто не хватает смелости сказать открыто, как ты мечтаешь, чтобы твой лучший друг взял тебя. Разве я не прав, Освальд? – Эд усмехается, глядя в широко открытые серые глаза.
Кобблпот не сопротивляется, лишь тяжело дышит, когда Нигма начинает дергать его штаны и нижнее белье вниз, обнажая еще больше светлой кожи. Когда Эдвард отпускает рот Пингвина, чтобы снять все до конца, то Освальд просыпается уже окончательно, садясь и хватая его руки своими.
– Эд, прекрати, – просит он. – Это… все должно быть совсем не так. Ты не в себе…
Нигма поднимает взгляд, и его друг замолкает. В темноте комнаты карие глаза кажутся черными. Эдвард резко освобождает свои руки и толкает Кобблпота назад на кровать.
– Я просил тебя помолчать, – эти слова словно вдавливают Освальда в матрас.
Он никогда не видел своего друга таким. И никогда не боялся перечить кому-то сильнее, чем Эду сейчас. Что-то в этом голосе заставляло бояться. Возможно даже за собственную жизнь. И при этом Пингвин не мог не сознаться, что хочет, чтобы его друг продолжал. Страх и желание смешались в странный коктейль внутри сознания. И он лишь тихо выдохнул, когда Нигма окончательно стянул с него пижамные штаны, оставляя обнаженным. Эдвард несколько секунд оглядывает его, наслаждаясь чужим чувством смущения и беззащитности. А потом он притянул Кобблпота ближе к себе за бедро и берет его руки в захват над головой. Их лица оказываются в паре сантиметров друг от друга. Одной рукой Эд приспускает свои штаны и, не отрывая взгляда, впитывает страх и возбуждение, излучаемые глазами его друга.
– Ты боишься? – спрашивает он.
Пингвин медлит секунду, сглатывает, а потом отвечает:
– Да.
– Правильно делаешь.
Толчок и первый стон разрывает комнату. Кобблпот щурится так сильно, что в уголках глаз появляются маленькие слезинки. Неприятная боль концентрируется в его мозгу, а потом Нигма делает второй толчок, пригибаясь ниже, ловя ртом второй вскрик. Они практически касаются губами, но Эдвард педантично удерживает маленькое расстояние между ними. Освальд же боится открыть глаза, чтобы снова удостовериться в том, что это его возлюбленный Эд делает все это с ним. Толчки нарастают, и Пингвин дергается под телом своего друга, стараясь не кричать.
– Посмотри на меня, – требует Нигма.
Кобблпот повинуется, приоткрывая глаза. Он упирается взглядом в усмешку Эда и вдруг выгибается от первого приятного ощущения. Освальд едва верит, что все это происходит. Боль, страх и нарастающее наслаждение перемешиваются, дыхание сбивается, а взгляд пытается убежать от черных глаз напротив.
– Смотри на меня.
Вторая рука Эдварда ложится на горло Пингвина, а потом резко нажимает, перекрывая дыхание. Кобблпот дергается, но его друг держит крепко. Изо рта Освальда вырываются сдавленные хрипы, взгляд медленно перестает быть осмысленным.
– Смотри на меня!
Эд смотрит прямо в его мутнеющие глаза, наслаждается, как из последних сил Освальд пытается сохранить сознание. Как он все еще подчиняется и пытается смотреть прямо. Нигма усмехается и делает последний толчок. Когда глаза Пингвина начинают закатываться он вдруг резко отпускает его горло. Последнее, что слышит Кобблпот, теряя сознание и хрипло хватая драгоценный воздух, было:
– Дыши. Дыши, Освальд.
А потом Нигма резко просыпается на своей кровати, сжимая простыни трясущимися руками.

«Все было так реально, – Эдвард отхлебнул свой кофе. – Обычно детали сна исчезают уже через час после пробуждения, но даже сейчас я все помню».
Нигма откинулся на спинку стула. Утреннее солнце заливало залы особняка своим светом. После того пробуждения Эд так и не смог заснуть. Он разбирал этот странный сон в своей голове до самого рассвета. Однако пока не мог получить ответов на все волнующие его вопросы. Все, к чему пришел ум Эдварда, было понимание, что во всем виновата его пробудившаяся темная сторона.
«Пожалуй, стоит отложить встречу с Изабеллой, пока я во всем не разберусь. Кто знает, как это может повлиять», – решил Нигма.
Он услышал торопливые шаги на лестнице, стук трости. Поднявшись со стула, Эдвард направился навстречу звуку, чтобы поприветствовать своего друга. Ему хотелось увидеть, что с Кобблпотом все в порядке. Пингвин же явно куда-то спешил.
– Доброе утро, Освальд, – окликнул его Нигма.
Его друг, направлявшийся к выходу из особняка, остановился и медленно повернулся.
– Доброе утро, Эд, – его улыбка была немного натянутой. – Не знал, что ты уже проснулся.
– Ты куда-то уезжаешь? – удивился Нигма, оглядывая костюм Освальда.
– Да, знаешь, мне тут позвонили, – Пингвин постучал пальцами по своей трости. – Нужно съездить на одну встречу, не хотел будить тебя.
– Этот галстук совершенно не идет высокому воротнику, – резюмировал Эдвард. – Погоди.
Нигма направился к шкафу.
– Не стоит, я тороплюсь, – сказал ему вслед Кобблпот.
– Одну секунду, – его друг выудил из шкафа нужный галстук и вернулся. – Не следует пренебрегать своим внешним видом.
Пока Эд развязывал узел на его шее, Пингвин смотрел куда-то в сторону.
– Ты выглядишь встревоженным, – заметил Нигма, повесив старый галстук себе на плечо и накинув на шею Освальда новый.
– Боюсь опоздать, – ответил ему Кобблпот, улыбнувшись одним уголком губ.
Пальцы Эдварда привычно завязывали узел, но мысли его снова заняла загадка странного сна.
«Это явно было послание. Но почему я не могу его разгадать до конца? – он начал затягивать галстук. – То, что он сказал мне днем ранее, об Освальде. Это явно имеет какое-то скрытое значение».
Нигма не замечал, что продолжает затягивать галстук все сильнее, от чего его друг начал задыхаться.
«Это все имеет смысл».
– Эд, – хрипло позвал Кобблпот.
Однако Нигма был слишком погружен в свои мысли. Он продолжал давить, пока Пингвин не схватил его за руку, вырывая из раздумий. Эд снова увидел полный страха взгляд задыхающегося друга и с ужасом остановился.
– О боже, Освальд, прости! – он торопливо ослабил галстук, возвращая другу возможность дышать. – Ты в порядке?
Пингвин отдышался и кивнул.
– Прости, пожалуйста, я задумался и не заметил, – Нигма держал его за плечо. – Точно все в порядке?
– Да, все нормально, – подтвердил Кобблпот. – Прости, мне пора бежать.
Эд проследил взглядом, как Освальд торопливо покидает особняк, а потом посмотрел на свои руки.
«Что со мной происходит?»
– Я существую, пока никто обо мне не знает. Стоит обо мне рассказать, и я исчезну. Что я? – Нигма услышал знакомый голос за спиной.
– Тайна, – он обернулся и снова увидел темного себя.
– Верно, друг мой, – подтвердил с улыбкой двойник.
– Чего ты добиваешься? – Эд сжал кулаки.
– Чтобы ты прозрел, – ответил темный. – У тебя перед глазами все ответы, но ты не желаешь их видеть. Меня это очень огорчает.
– Что бы ты там ни задумал, прекрати, – Нигма подошел к нему почти в упор. – Я не хочу причинить боль Освальду.
– А если ты уже причинил ему боль? – глаза двойника блестели за стеклами очков.
– Это была случайность, – оправдывал себя Эд.
– Или может быть закономерность? – ответил на это темный.
– Что? – не понял Нигма.
– Все ответы перед тобой.
Двойник исчез так же внезапно, как и появился, оставив Эдварда еще более озадаченным и встревоженным, чем он был до этого.

Весь день у Нигмы все шло из рук вон плохо. Он раньше обычного вернулся домой, потому что не мог ни на чем сосредоточиться. Такое с ним происходило впервые, обычно даже в кризисных ситуациях ум редко подводил Эдварда. Но теперь в его голове пульсировал образ задыхающегося Освальда, его переполненные страхом глаза.
«Я обязан сложить этот паззл», – решил Нигма.
Он сел на диван и начал вспоминать слова своего темного двойника в подробностях, стараясь найти подсказки.
«С ним ты моешь получить все, чего только пожелаешь».
«У тебя перед глазами все ответы, но ты не желаешь их видеть».
«А если ты уже причинил ему боль?»
Он не знал, сколько просидел так в гостиной. Нигма выплыл из размышлений только когда чьи-то пальцы коснулись его плеча. Повернувшись, Эдвард увидел, что Пингвин сидит рядом и обеспокоенно смотрит на него.
– Эд, что с тобой творится? – настойчиво спросил Кобблпот. – Мне сказали, что ты ушел на несколько часов раньше. И вообще…
– Что-то плохое происходит со мной, Освальд, – прервал его Нигма. – Моя темная сущность пробудилась снова, и я боюсь, что сделаю что-то очень плохое.
Эдвард отвел взгляд, но потом снова посмотрел на своего друга.
– Сделаю что-то плохое с тобой.
Пингвин аккуратно взял его руку в свои ладони.
– Эд, ты исключительный человек. Самый умный и удивительный из всех, кого я знаю. Ты стал для меня семьей, – Освальд сглотнул. – Что бы ни случилось, я тебе обещаю, мы справимся с этим. Вместе.
Эдвард благодарно посмотрел на своего друга, а потом его взгляд сместился на тот галстук, который он завязывал Кобблпоту утром. Снова вспомнил его лицо в агонии удушения.
«Этот галстук совершенно не идет высокому воротнику».
«А если ты уже причинил ему боль?»
– Почему ты сегодня надел рубашку с высоким воротником? – с изменившимся лицом спросил Нигма. – Ты же говорил, что терпеть их не можешь.
Эдвард прочитал во взгляде Освальда страх. Ужасающая догадка озарила разум Нигмы. Он резко подался вперед и начал быстро развязывать галстук.
– Эд, – попытался остановить его Пингвин. – Погоди…
Но его друг уже расстегивал воротник, обнажая кожу на шее. Под второй пуговицей показался пурпурный след. Руки Нигмы дрогнули, но он расстегнул последнюю, обнажив правду. На шее Освальда был отчетливый отпечаток руки.
– Это было на самом деле, – с ужасом проговорил Эдвард. – Это все был не сон.
– Эд, успокойся, прошу тебя, – Кобблпот взял его за плечи. – Я же сказал тебе, мы справимся, что бы…
– Почему ты не сказал мне?! – сердце Нигмы колотилось так сильно, что он едва слышал что-то еще, все мысли спутались. – Как ты вообще позволил мне…
– Эд, со мной все в порядке, – Освальд пытался успокоить его. – Да, я сначала тоже был напуган, но это прошло, мы найдем выход. Ничего не случилось.
– Как ты можешь говорить, что ничего не случилось? – Эдвард отстранился, все еще с ужасом глядя на след на шее Кобблпота. – Я… я изнасиловал тебя. И чуть не убил.
– Ну, изнасилование – это слишком грубое слово, – Пингвин снова попытался взять друга за руку, но тот отодвинулся еще дальше. – По факту, для изнасилования нужно, чтобы одну из сторон принуждали. И ты не хотел меня убить, поверь.
– Прекрати меня утешать, Освальд! – яростно выпалил Нигма. – Я вообще не понимаю, как ты можешь это делать после всего того…
– Я в порядке! – снова повторил Кобблпот.
– Я не в порядке! – ответил на это Эд.
– Да это даже был не ты! – возразил Пингвин. – Ты сам сказал, что твоя темная сущность снова…
– Это был я! – оборвал его Нигма. – Мое тело, мои руки, мой, мать твою, член! И моя ответственность!
Освальд промолчал. Он проследил взглядом, как Эд встал с дивана и отвернулся.
– Отправь меня в Аркхем, – тихо попросил Нигма.
– Ни за что, – покачал головой Кобблпот.
– Да что с тобой не так?! – снова повернулся Эдвард. – Тебе недостаточно того, что уже произошло?!
– Я никуда не отпущу тебя, – Пингвин тоже встал и подошел к другу. – И будь я проклят, если мы не справимся со всем этим.
– Почему? – качал головой Нигма. – Почему ты так спокоен?
– Потому что я люблю тебя.
Эд смотрел в эти серые глаза, переполненные преданностью и обожанием. Как темный и говорил. Почему он не заметил этого раньше?
– Как можно любить чудовище, Освальд? – тихо спросил его друг.
– Все мы чудовища в какой-то степени, – улыбнулся Пингвин. – Ты чудовище не больше, чем я.
«Как я мог столько всего упустить?» – думал Эдвард.
Его взгляд снова уцепился за отпечаток руки на шее Кобблпота. Сознание снова наводнили ужасающие образы.
– Я не могу так. Я должен уйти, – Нигма резко отодвинул от себя Освальда и широкими шагами направился к выходу.
– Нет, Эд, подожди! – крикнул Пингвин, хромая за ним. – Я же обещал, что мы справимся!
– Я не переживу, если сделаю с тобой что-то еще, – ответил его друг, приближаясь к двери.
Освальд пытался нагнать его, но это было тщетно.
– Эдвард! – крикнул он хлопнувшей двери.
Когда Кобблпот добрался до выхода, то на улице уже никого не было. Темноту вечера разбивали фонари, но Нигмы нигде не было видно. Еще минуту Пингвин ждал, что тот вернется, а потом разочарованно вернулся в дом.

Эдвард уже несколько минут напряженно размешивал свой кофе под взглядом Изабеллы. Все его тело напоминало натянутую струну и мысли были такими же. Девушка уже давно хотела хоть что-нибудь сказать, но, видя состояние Нигмы, никак не решалась.
– Это здорово, что ты пришел, Эд, но мог хотя бы предупредить, – легко улыбнулась она. – Ты чем-то обеспокоен?
– Я убиваю дружбу и любовь. След от меня остается навсегда. Чужой может принести меня, но я сильнее, если меня приносит близкий. Что я? – Эдвард так и не оторвал взгляда от кружки.
– Предательство.
Они снова замолчали. Изабелла облизала губы.
– Тебя кто-то предал? – все же спросила она.
– Я предал кое-кого, – ответил Нигма. – Своего самого близкого друга.
– Что ты сделал? – забеспокоилась девушка.
– Кое-что ужасное, я не хочу об этом говорить, – резко сказал Эд.
Он перестал размешивать свой кофе и приложил руку к горячей кружке.
– Посмотри на меня, пожалуйста, – попросила Изабелла.
Нигма покорно поднял взгляд. Его снова слегка передернуло от лица, которое было точной копией мисс Крингл.
– Я понимаю, что тебе тяжело, – продолжала она, – но станет легче, если ты выговоришься.
– Точная копия, – двойник снова появился неожиданно возле ее правого плеча, почти в упор разглядывая Изабеллу. – Тут наверняка какой-то подвох.
Эдвард нехотя посмотрел на темного себя, его взгляд был полон раздражения.
– Эд? – девушка окликнула его.
– Друг мой, да ты мазохист, – усмехнулся двойник. – После всего ты пришел именно к той, из-за которой тебя так расщепило.
– Куда ты смотришь? – она обернулась, но, конечно, ничего не увидела.
– Ты так ничего и не понял, Эд, – вздохнул темный. – Начинаю подозревать, что все мозги достались мне.
– Никуда, – ответил Изабелле Нигма, игнорируя двойника. – Я же сказал, что не хочу говорить об этом.
– Посмотри на эту нежную шейку, – усмехнулся темный. – На ней еще нет следа от твоей руки. Но как скоро он появится?
– Эд, я все пойму, не нужно держать это в себе, – она протянула руку и коснулась пальцев Нигмы на кружке.
– Ты ведь клеймишь всех, кто тебе дорог, верно? Еще не настала ее очередь? Выбрал новое место для трупа?
– Не молчи, пожалуйста.
– Могу сделать это за тебя, как с Освальдом. Но ты тогда остановил меня, видимо решил насладиться десертом сам.
– Эд, ты пугаешь меня.
– Заткнись! – зло крикнул Нигма.
Темный замолчал, а Изабелла отпрянула.
– Это все твоя вина, – продолжил Эдвард, глядя на девушку. – Если бы я не встретил тебя, то ничего этого не произошло бы.
Двойник усмехнулся. Изабелла удивленно смотрела на него.
– Зря я вообще пришел, – Нигма встал, с громким скрипом отодвинув стул. – Зря я вообще заговорил с тобой тогда.
– Эд, – девушка попыталась остановить его, но он отмахнулся.
Эдвард взял с вешалки свой пиджак и вышел из квартиры. Он брел по ночным улицам Готэма, пытаясь игнорировать шаги за своей спиной. Но они становились настойчивее. И ближе.
– Чего ты хочешь от меня?! – Нигма резко повернулся, но это был просто какой-то мужчина, который испуганно отшатнулся и свернул в переулок.
Эд закрыл лицо руками, тяжело дыша.
– Признайся, – услышал он снова проклятый голос.
– Да в чем?! – нервы Нигмы сдавали, впервые в жизни он устал от загадок.
– Ты боишься быть любимым, – наконец сказал двойник. – Ты сам гонишь от себя всех, кто осмелился тебя полюбить.
– Я не хочу причинить им боль, – ответил на это Эдвард.
– Нет, – покачал головой темный. – Ты боишься, что боль причинят тебе. Боишься, что те, кого ты любишь оставят тебя. Поэтому избавляешься от них сам.
– Это не так, – возразил Нигма.
– Неужели? – хмыкнул двойник. – Думаешь, я повинен в том, что произошло с Освальдом? Что это болезненные воспоминания о Кристин возрождают в тебе худшее?
Он подошел к нему ближе.
– Я отпускаю боль, но даюсь нелегко. Я прихожу последним, но я важнее всех до меня. Что я?
Нигма вздохнул.
– Принятие.
Двойник положил руку ему на плечо.
– Я – это ты. И пройди, наконец, эту чертову стадию принятия. Разгадай загадку, Риддлер.
Когда Эд повернулся, то рядом уже никого не было. С неба начал капать дождь. Нигма смотрел на свои туфли и медленно приводил мысли в порядок.
«Неужели все так просто? Нужно только смириться и все? Принять любовь другого и не бояться?»
Рядом с Нигмой затормозил знакомый черный лимузин. Из него торопливо вышел Пингвин.
– Я нашел тебя! Слава богу, я тебя нашел! – Кобблпот неловко обнял своего друга. – Я так боялся, что с тобой что-то случится! Никогда больше не сбегай так!
Эдвард облегченно вздохнул и улыбнулся, обнимая Освальда в ответ. В этот момент он ощутил такое спокойствие, какое не чувствовал уже давно. Словно что-то тяжелое начало отпускать его.
– Садись в машину, а то мы оба промокнем, – Пингвин отпустил его и пропустил вперед.
Когда они оба сели на черное сиденье лимузина, то Кобблпот закрыл дверцу и машина тронулась.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил Освальд.
– Теперь чуть лучше, – мягко улыбнулся Нигма. – Кое-что понял буквально недавно.
– Что же? – заинтересовался Пингвин.
– Отгадай загадку, – начал Эд. – Я могу решить любой паззл, но не могу разобраться в себе. Я вожделею, но прячу это, боясь предательства. Я страшусь любви, но мечтаю ее принять. Кто я?
Освальд усмехнулся и взял своего друга за руку.
– Эдвард Нигма, – ответил, улыбаясь Кобблпот.
Приятное тепло разлилось по всему телу Эда. Он смотрел в излучающие любовь серые глаза и впитывал это чувство в себя. Аккуратно приблизившись, Нигма легко коснулся губ Освальда своими. Он желал любви сильнее, чем чего-либо еще. И получал ее, наполняясь, отпуская свой страх. Поцелуй стал глубже, Кобблпот сжимал его руку все сильнее. Спустя какое-то время Пингвин отстранился, выравнивая свое дыхание.
– Прости, нужно немного воздуха, – пояснил он, улыбаясь. – Я понимаю твой фетиш на асфиксию, но все же… – заметив встревоженный взгляд Нигмы Освальд осекся. – Еще рано над этим шутить, да?
– Рановато, – подтвердил Эдвард, легко улыбнувшись.
– Ладно, – согласился Кобблпот.
Он снова посмотрел на своего друга, не выпуская его руки.
– Я обещал, что мы все преодолеем вместе, Эд. Что бы там ни было, я буду рядом.
– Мне кажется, остаток пути будет легче, чем его начало, – ответил на это Нигма.
«Меня не купить, но можно украсть за миг. Ни к чему одному, но для двух бесценно».
В этот раз ответ Эдварду был ни к чему. Он сидел рядом с ним.

@темы: писульки, Gotham

URL
Комментарии
2016-11-13 в 23:23 

Татиана ака Тэн
черное соленое сердце
/прыгает вокруг фика/
/облизывает/
/облизывает еще раз/
/идет орать в друзей/

я не так давно орал в ноосферу, что хочу т а к о й ф и к но мне самому писать грешновато и я вообще хочу читать, а не писать. спасибо. :facepalm::facepalm::facepalm:

2016-11-14 в 20:12 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Татиана ака Тэн,
О, я очень рад, что так попал :) Гейтем пробуждает в людях кинки и боль. А вообще я очень рад видеть твой отзыв, спасибо :rotate:

URL
2016-11-14 в 20:14 

Татиана ака Тэн
черное соленое сердце
[Мастер добрых дел], Готэм по-моему дает заряд на все старые кинки. Такое родное-знакомое из нулевых и самого-самого начала десятых.
А вообще я очень рад видеть твой отзыв, спасибо
:heart::heart:

2016-11-14 в 22:25 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Татиана ака Тэн,
Что мне дико заходит в Готэме - это мрачность, как повелось в DC, новые каноны для старых персонажей и комиксовость переплетенная с чем-то своим. Но я бы душу продал за хороший исход пингвинигмы.

URL
2016-11-14 в 22:34 

Татиана ака Тэн
черное соленое сердце
[Мастер добрых дел], слушай, да. Я оч надеюсь. Особенно учитывая как они дружили до перезапуска в комиксах, например (да и в новых вроде эту линию продолжают), все эти Оззи и Эдди и полное доверие +_+ я верю в пейринг.

2016-11-14 в 22:45 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Татиана ака Тэн,
Последние серии ничего хорошего, увы, не предвещают(

URL
2016-11-14 в 22:48 

Татиана ака Тэн
черное соленое сердце
[Мастер добрых дел], ну что мы, с гетными отп не переживали кризисы в каноне С: на самом деле я последние серии сама не видела еще, только по отзывам. но хз, по-моему судить раноранорано. Ну или во мне шиппер говорит, что вполне возможно)))

2016-11-14 в 22:50 

[Мастер добрых дел]
Master: stronger and hotter on the inside
Татиана ака Тэн,
В 8 утра по Новосибу будем смотреть новую серию онлайн. И я пздц боюсь. Чет боюсь к хиатусу они меня до истерики доведут.

URL
2016-11-14 в 23:30 

Татиана ака Тэн
черное соленое сердце
[Мастер добрых дел], я если что держу тебя ментально за ручку и все такое +_+ я на свое счастье себе такое испытание не стала устраивать и тихо мирно в процессе первого сезона, перемежая его тумблером и спойлерами обо всем.

   

Crossroads in Heaven

главная